суббота, 31 августа 2019 г.

"Всемирный потоп", история написания

Это ещё одна очень старая песня, первый вариант которой был написан в 17 лет. Одна из первых попыток создать что-то серьёзное и стоящее, по неопытности, как первый блин, вышла комом, но идея песни позже не раз всплывала в моей памяти.
Желание довести пробу пера до ума появилось, спустя половину жизни, и я с охотой и благоговением довершил начатый замысел. Весь текст пришлось переписать заново, сохранив только основную идею. Нетронутыми остались только слова припева.
Мечта о самовыпиливании человечества живёт в потаённых чаяниях. Усталость от жизни, чувство великой социальной несправедливости, ощущение далёкости от идеального устройства общества, чувство повальной нравственной деградации, отсутствие сил и решений скоро переменить всё коренным образом - всё это наводит на такие мысли, после которых трагедия планетарного масштаба уже не воспринимается как трагедия, а скорее как нечто великое и удивительное. Акт большого преображения, который положит конец всем страданиям.
Если в каком-нибудь фильме про Армагеддон погибает всё человечество, но в конце останется маленькая кучка, или вообще двое, то это считается как "хэппи энд". Причину такого почти положительного отношения к планетарной катастрофе хорошо раскрыл известный Станислав Лем в романе " Фиаско":
"Сидеральные операции, будучи явлениями астрономических масштабов, из-за неохватности высвобождаемой в них мощи не могут стать для наблюдателя таким же глубоким и потрясающим переживанием, как наводнение или тайфун. Уже землетрясение — происшествие, микроскопическое в звездном масштабе, — превышает возможности чувственного восприятия человека. Настоящий ужас, как и захватывающий восторг, у него не могут вызвать события ни слишком гигантские, ни слишком мелкие."
"В конце концов та же закономерность, по которой переживание становится беспомощным, неспособным объять необъятное, действует и по отношению к людям. Можно сочувствовать мукам одного человека, семьи, но гибель тысяч и миллионов существ — это уже заключенная в числах абстракция, экзистенциальную сущность которой невозможно охватить."
Поэтому легче рассуждать о мировой войне, чем о трагедии конкретного человека. И в каком-то смысле о большой трагедии говорить даже приятно и интересно. Она поражает величием, захватывает воображение. Но при условии, если наблюдать это со стороны, не ставя себя на место одной из бесчисленных жертв трагедии. Находясь в удобном положении, можно разводить морализм, возводя себя на ступень Апостола.
Чувство боли имеет границы. Если бы мы могли всецело ощущать страдания всего человечества, то никакое вольное допущение - а что, если? - не посмело бы поселиться в голове. Маньяк рассуждает также: а что, если? Так что сострадальцу человечеству (да и хотя бы одному народу) не всегда можно верить - скорее всего, это что-то у него показное. А ведь кому-то из простых ограниченных людей обязательно придётся занять важный государственный пост - место отнюдь не завидное, если уметь чувствовать всю эту ответственность ограниченными чувствами.
И тем не менее ограниченность в сострадании даёт некоторую свободу в размышлениях абстрактных о судьбе этого мира. Можно строить какие угодно модели развития человечества, мечтать и ставить эксперименты. Только не дай Бог такого теоретика поставить во главу мировой революции! Но пускай фантастика пока радует наше воображение. Выйдет ли из этого что-то путное? Может, только то, что мы заново сможем переоценить наше текущее положение.
Ну, допустим, мировая катастрофа свершилась. Что в этом хорошего? Может, тогда наступит рай земной? Но только если будут усвоены все уроки теми, кто остался, мы заживём по новой. Если неохватный для воображения масштаб бедствия всё же будет переварен ограниченным умом и маленькой совестью. Если это всё сможет уместиться в черепную коробку, укорениться в генетической памяти, эта история не повторится. Потому что история заново проходит по проторенным рельсам, когда она предаётся забвению, а её уроки проходят даром.
Песня на тему всемирного потопа, видимо, изначально родилась в процессе размышлений от просмотра голливудского фильма "Водный мир". Но в первоначальном варианте песни, как и в фильме, используется надуманное допущение о причине глобального потопа - таяние ледников. Согласно физике этого явления, все ледники Земли не смогут вызвать планетарную катастрофу. Если все запасы льда на Земле растают, то уровень мирового океана поднимется от силы примерно на 80 метров. Затопит равнины, многие острова, кол-во суши сократится, но при таком положении дел вряд ли можно говорить о невозможности жить на Земле с новыми контурами берегов. У этого даже есть и свои плюсы, поскольку таяние льдов связано с процессом глобального потепления, станут пригодными для жизни многие северные и высокогорные области, в которых на сегодняшний день климат ещё достаточно суров.
Жизнь и цивилизация со временем мигрируют. Определение "катастрофа" для этого процесса совсем не подходит. На подготовку к таким глобальным изменениям будет достаточно времени. Не одно поколение людей сменится, пока исчезнут последние айсберги на полюсах. Быть может, какой-нибудь житель побережья за всю свою жизнь и не заметит, что приливами стало заливать корабельную набережную. Это очень медленный процесс.
Откуда тогда взялась идея о всемирном потопе? Из древних преданий, в частности из Библии. Поскольку физика не объясняет возможность стихийного возникновения громадного кол-ва воды, чтобы её хватило для затопления всей поверхности суши, то остаётся только вариант чуда - "разверзлись хляби небесные".
Впрочем, предполагают падение космического тела на Землю с поворотом оси, что имело следствием потоп и множество других катаклизмов. Следы массового вымирания из-за древней катастрофы также находят. Но это только одна из гипотез, хотя имеющая свои подтверждения.
Когда сидел над вторым вариантом, я решил опираться на библейскую легенду, но упоминание ледника оставил в начале своей песни. В легенде есть мораль: праведники спасутся, грешники погибнут. Для песни лучше подойдёт эта история, чем сухие факты из геологии, поэтому она получилась такой.
Кроме концертного исполнения она вошла в студийный альбом "Состояние", а потом ещё в фильм про жизнь инвалидов "Как хорошо на свете жить". Тогда в 17 лет я предполагать не мог, что моя первая не совсем удачная попытка, спустя столько лет, получит такое развитие.
Припев мы раньше пели дуэтом с Димой Ермолаевым, но в новом варианте пришлось подпевать самому себе. Песен спокойных и мечтательных почти не стало у нас тогда, спустя несколько лет, когда начался один тяжёлый рок, поэтому таким песням особое внимание.

понедельник, 19 августа 2019 г.

"Колпак", история написания

Эту песню мы изначально написали вместе с моим школьным другом Димой Ермолаевым. Нам было лет по 16. Мы только учились играть на гитарах и петь. Получалось пока неважно, но нам доставлял радость сам процесс.
Не как сейчас у меня: процесс - это сплошная работа. А радость только временами, когда приходят отзывы от людей, символизирующие, что до кого-то что-то доходит. Или даже обнаруживаются смыслы и ассоциации, которых я не вкладывал. Значит, удача. Значит, плоды творческого труда обретают способность жить своей жизнью.
Но в то время нам было пока ещё по барабану, как нас воспримут. Мы играли у меня дома после школы. Что-то пытались сочинять. Даже мечтали стать известными, но были далеки от понимания законов популярности. Играли, что нравилось. Сочиняли, что на душу ложилось. Делали это для себя и друг для друга. Играя в две гитары, чувствовали тем самым единение, чувство локтя. Иногда звали друзей, чтобы исполнить им то, что у нас получалось.
Когда, спустя несколько лет, мы начали вступать в жизнь, наш подход к музыке видоизменился. Мы стали на что-то озираться, всё больше на что-то равняться, с кем-то себя сравнивать, кому-то подражать и стараться себя укладывать в какую-то канву. Стала уходить первоначальная свежесть. В итоге наши пути потом разошлись. Мой друг завязал с музыкой, а я продолжительное время пребывал в творческом кризисе.
Выход из кризиса давался нелегко. Но я помню, что этим выходом стала одна написанная не сильно замысловатая песня "Жирный блюз", исполнение которой приятно именно процессом исполнения. Почти как в период школы. И детям она нравится. Также как песня "Колпак" - школьный такой развесёлый панк-рок в до-мажоре. Причём можно петь в ней, о чём угодно. Это как частушки.
Поэтому песню уровня двора "Колпак" я таки достал из архива, перемозговал заново аляповатый текст, из четырёх куплетов оставил два и дописал ещё шесть. Добавил туда немного разумения помноженного на абсурд. Глупый юный задор и короткие саркастические куплеты, не связанные по смыслу друг с другом, дают необходимое расслабление, которого в моём творчестве сильно не хватает. Дурь надо куда-то девать. Мозг надо срочно вынести. А моих юных слушателей, которых одно время ходило много на концерты, надо щадить. У них и так физика с литературой, зубрёж бесконечный, а тут ещё какой-то заезжий музыкант присел на голову. Поэтому такие песни очень необходимы в жизни.
Если у вас заклинило мозг, встаньте, потрясите своим телом. Сейчас будет дикая танцевальная пауза.


понедельник, 12 августа 2019 г.

"Его отец стал пить", история написания

Мой отец умер на операционном столе. Давно это было. На тот момент я воспринял это как данность, поскольку был уже не маленький пацан. Работал после окончания ВУЗа. Но если бы я был школьником, то посчитал бы это несправедливостью жизни, словно какой-то злой рок его отнял от меня.
Впрочем, досада была, поскольку в 49 лет преждевременный уход близкого человека дал ясно понять, что он в некотором роде неправильно жил. К сожалению, родной отец не был для меня фигурой, чьё поведение и жизнь во всём хотелось брать как образец. Он был добрый человек. И хотя его любили и уважали друзья, коллеги по научно-исследовательскому институту, для меня представала воочию одна неочевидная для посторонних метаморфоза, которая происходила с ним регулярно.
Время от времени он терял человеческий облик. И хотя все говорили про моего отца, что он очень хороший человек, в моей голове не клеилось одно с другим. Неужели семейные скандалы - неизбежное явление у всех людей, в том числе у самых хороших? Что-то здесь не так.
Он выпивал. В такие моменты смотреть на него было невозможно. Я не мог сопоставить родного отца, которым должно гордиться, подражать ему, и этот жалкий образ пьяницы. Он становился безвольным, нервным, даже тупым, а с годами всё больше превращался в физически больного человека.
В детстве я много мечтал, ставил высокие цели. Он мог говорить только о вещах приземлённых или просто был неразговорчивым. Поэтому мы мало общались. Вернее сказать, могли иногда говорить о несущественном, но ни разу не открывали друг другу свою душу. Он стал для меня как будто чужим. Просто отец. Ну и что? Чем мы могли поделиться друг с другом? Для меня он был скучный человек. Он даже меня не воспитывал толком. Его интересовала в основном только его работа, и общался он больше со своими коллегами. Он толком не учил меня жизни, не рассказывал никаких историй. Хотя мог исполнять мои желания, если я просил что-то купить. И это всё, что он мог для меня сделать. Но я всегда хотел чего-то большего от него. Сам не понимал.
Ведь отец - самый большой друг! Папа может всё! Его можно просить о чём угодно. Он ответит на любой вопрос. Всё покажет и расскажет. Поддержит в самой трудной ситуации.
У меня были трудные ситуации, но я не мог обращаться к нему за помощью, потому что у него самого, видимо, сплошная трудная ситуация. То ли он виду не подаёт. Но почему он стал таким - таким обыденным и серым человеком из людской массы? А я хотел видеть его необыкновенным. Неутомимым и сильным. Всеведающим. Настоящим волшебником!
Если его так согнула жизнь, значит, это ожидает меня во взрослом будущем. Либо он неправильно живёт. Так я начал думать и стал жить по-своему, зачастую делая всё наоборот. Благо, мой отец был человеком лояльным. Видимо, про себя думал: живи, как хочешь, только не чуди. Я и не собирался чудить. Мне нужно было добиться своего. Он мне не мешал.
В 13 лет я твёрдо и однозначно для себя решил, что никогда в своей жизни не буду курить и пить спиртного. Ни по какому поводу, ни при каких обстоятельствах, ни под чьими уговорами. В ущерб отношениям с людьми. Пусть думают, что хотят. Потому что зрелище пьяного отца не могло меня привести к другим выводам. И я до сих пор считаю чистым безумием поведение основной массы людей, которые перенимают все вредные родительские привычки, несмотря на все очевидные последствия, которые проявлены на их же родителях. Вы хотите стать такими же? Почему поступаете так же?
Когда я стал ходить зимой в лёгкой одежде, это его насторожило. Но он не мог ничего сделать, потому что наши пути с ним прочно расходились. Я его уже не слушал. Его мнение для меня ничего не значило. Если бы он встал на моей дороге и поставил ультиматум, уверен, я бы ушёл из дома, и порвал бы остатки отношений. Поэтому он только беззлобно подшучивал надо мной. Мои голые ноги заросли от постоянного холода, и он говорил, улыбаясь: "Лошадка мохноногая." Или приводил сравнение со свиньями, если их зимой держать в холодном неотапливаемом хлеву, то они покрываются шерстью. Это были несерьёзные слова моего отца. В этом вопросе для меня авторитетом был Порфирий Иванов.
В последний год отец был серьёзно болен, от этого становился несносным. Он сдавал уже морально, но упорно делал вид, что всё нормально, всё под контролем. По нему было видно, что ничего не нормально. Признаки цирроза печени, хотя дома мы предпочитали об этом не говорить. При том он продолжал выпивать.
Меня эта ситуация злила. Что с этим можно сделать? Наша общая знакомая, коллега отца по институту, сказала мне, чтобы я повлиял на него. А что я могу сделать? Как может сын на отца влиять? Приехали. Мне очевидна причина его болезни - алкоголь. Безусловно, она основная, хотя иные события могут в совокупности выступать смертельным спусковым механизмом, но не в них суть.
Влиял я только на себя. Упорно занимался спортом в это время, подолгу плавал зимой в открытом бассейне и начинал закаливать свой организм. Чем больше менялся отец, тем упорней занимался я. Для меня это был чересчур наглядный урок, и я не мог понять, почему он, человек образованный, старший научный сотрудник, востребованный экологический эксперт, которых в крае пересчитать по пальцам, не понимает таких простых вещей?
Вскоре до отлёта в Израиль на лечение он проговорился, что когда вылечится, будет тоже вести здоровый образ жизни, ходить в бассейн. Будет жить как я. Это повлияло. Появились надежды.
Его готовили к пересадке печени в израильской больнице. Но он умер на операционном столе во время одной подготовительной операции. Можно винить врачей в халатности, но для меня этот финал был вероятным, закономерным и понятным.
В момент известия почувствовал, будто что-то внутри оборвалось. Развёл руками. Примерно сутки это переваривал. А потом стал дальше жить своей жизнью.
Не спасли его никакие прижизненные заслуги, ни связи, ни имущество, ни финансы. Он не выкарабкался.
Но он изменился в своём сознании. И хотя я не в полной мере ощущал его отцом, сейчас почему-то не покидает чувство, что отец у меня есть. Именно сейчас, в настоящий момент. Он есть. Просто его нет в живых. Но это не играет совершенно роли, как будто смерти нет.
Человека не стало, но остались отношения с ним, которые продолжают жить. Время от времени словно спрашиваю себя: "А как бы он посоветовал мне быть в этой ситуации? Одобрит или не одобрит мой поступок? Доволен ли он вообще мной сейчас? Смогу ли оправдать его надежды?" Сейчас воспринимаю его как товарища, который сплоховал, но в данный момент с ним всё нормально. А он возлагает надежды на меня, чтобы я не сплоховал. Видно, всё же ему есть до меня дело.
Хотел бы я другого отца? При другом отце моя жизнь была бы другой, и я не хочу себе другой жизни. Но всё же было бы правильней, если бы он меня не баловал, всегда был для меня учителем и старшим. Если бы он вёл правильный и здоровый образ жизни, если бы он не стремился к одним материальным вещам, определённо, он бы остался жив. И такой образ отца естественно вызывает у меня больше уважения.
Я ездил на велосипеде, и мне точно не был нужен микроавтобус, который остался после него. Скоро мы его продали вместе с гаражом. Со временем потом раздаривали ещё всякие оставшиеся вещи. Плоды его жизни, которые остались нам - материальные в основном. А больше особо гордиться нечем. Он был обычным. Хотя между нами осталось недопонимание. Но, видимо, он просто не хотел лезть в мою жизнь. Он был скромным.
Настоящих людей, прекрасных родителей ищи днём с огнём. Благо ещё, в моём случае семья не распалась. А сколько неполных семей - страшно сказать! Кто от этого больше страдает? Всегда дети. Для ребёнка такие события в семье как крушение целого мира. Эта травма, которая уже не заживёт. Виноваты в этом только старшие.
Если ты глава семьи, и у тебя возникли проблемы на работе, то в чём провинились твои дети? Ты можешь свой гнев потушить хотя бы у себя дома? Им нужна только любовь. Если по причине снижения доходов семьи они не получат тех или иных вещей, то они смогут это понять и легко пережить, если просто быть с ними прежним любящим отцом. Тем более, ребёнок пока не сильно привязан к материальному. Чтобы папа запил, чтобы папа ушёл из дому - для него это немыслимо и ужасно. Он воспринимает это как предательство. Если ты его призвал к жизни, ты не должен обрекать его вот так на страдания. Иначе выходит, что результат твоей жизни - страдания других.
Написанная песня отчасти умозрительна. Если бы драматические события проходили в школьный период, они бы воспринимались гораздо острее. К сожалению, это слишком типичная ситуация в нашем обществе.
Однажды ночью пришла в голову только одна эта фраза, и я проснулся от страха. Было ясно, что надо срочно писать песню.

воскресенье, 4 августа 2019 г.

Торосы бэнд. Выступление 05.04.2019, г. Хабаровск.


Торосы - Везде есть Он (demo)

Вокал, слова, музыка, аранжировка - Павел Баканов; бэк-вокал - Мария Шамонина (https://vk.com/mariya_shamonina), флейта - Алиса Ильина (https://vk.com/id198801595).
Иллюстрация: рисунок - Валентина Журавлёва (https://vk.com/id29872347), фотошоп - Павел Баканов.

Эпилог к книге "Галоп по нищим сёлам", часть 8

"Поэт в России больше, чем поэт," - сказал классик, и неспроста это. Если создать творческому человеку все условия для его занятий, то на свет будет появляться рафинированное творчество или искусство ради искусства. Как только автор окружил себя стенами комфорта, он убежал от настоящей жизни. Оторванные от действительности произведения могут быть интересны только какой-то эстетикой, но не утолят нужду тех, кто ищет в этом ответы на свои больные вопросы. Искусственность и надуманность таких плодов творчества, как бы ни были они хорошо сделаны, в конечном счёте послужат наполнением для информационного шума. С лоском и глянцево, но не цепляет и не волнует.
Благополучие, к которому стремится большинство людей, само по себе вообще не вызывает никакого волнения, никакого азарта и наносит вред духовному развитию. Оно не сулит никаких перемен и жизненных вех, потому что мертво по своей сути. Когда приходит сытость, нападает сон.
Поэтому трудности на пути становления автора только обогащают его. Творчество становится более многообразным после преодоления различных препятствий. И не придётся выдумывать новых тем для произведений - жизнь сама их щедро преподнесёт. Полнота и насыщенность самой жизни автора будет большой темой для его размышлений, которые станут основой новых сочинений.
Со временем я испытываю больше благодарности за то, что всё складывается именно так. Я внимательно слежу за своими некогда кумирами отечественной рок-музыки и чётко вижу, как начиная с определённого периода, они погрузились в рафинированность, как в желе. Обретённое благополучие расхолаживает усилия, убивает талант. Всё начиналось с крика души, звучало сильно, свежо и оригинально. Потом пришло признание с различными благами, исчез крик, ушла свежесть, замолчала душа. Не стало нужды прилагать какие-либо усилия. Осталась закостенелая форма, которой остаётся постепенно умереть, угаснуть. Возможно, так человек стареет душой, и это заметно в творчестве. Чтобы этот деградирующий процесс не захватил человека творческого, он не должен допускать мысли, что его цель достигнута. Лучше, если он умрёт во время очередных гастролей, выкладываясь на сцене, чем в своём уютном доме умрёт душой. Возможно, по этой же причине, многие люди, проживающие в кризисных регионах, отличаются большим чувством юмора. А это признак смекалки и острого ума.
Творчество обязывает постоянно становиться другим человеком. Каждая песня, как новый этап жизни, новая ступень. Я вижу, как совсем не изменились мои многие бывшие знакомые и друзья по школе и вузу. Хотя, конечно, изменились внешне. Время оставит след на лице, на здоровье. Кого-то нет в живых. Но внутренне они как будто те же самые все эти люди, которых я не выбирал в период своей учёбы. Поэтому для меня они скорее как пройденный этап, так как с того времени я изменился сильно. Встречая кого-то из них, чувствую, мне не о чем поговорить с давним знакомым. Так... Новостями обменялись. Но интересами разошлись. Всё моё окружение обновилось несколько раз.
Заниматься творчеством - это как постоянно быть донором своей крови. Настоящее искусство не терпит половинчатых усилий. Оно требует только полной самоотдачи. Это откладывает отпечаток на весь образ жизни, который подчиняется творчеству целиком и полностью. Для этого приходится искать способы, чтобы выйти из сложившейся системы, найти свою колею, и снова вписаться в систему, в общество, но в совершенно новой необычной роли.
Если бы творческие люди в нашей стране бездумно не копировали запад, то, возможно, они бы встречали больше поддержки и уважения. Но поскольку нам довелось жить в период падения нравов, упадка культуры, образования и духовности, репутация всякого искусства тоже упала. Своё уже не ценится, поскольку уже давно себя своими не считаем. Если мы только подражатели, значит, уже давно не уважаем сами себя.
От многих можно услышать, что, мол, нет в нашей музыке ничего стоящего. Вот западные группы - вот на кого надо равняться! Я говорю, что есть немало очень стоящего и уникального. Возможно, наше не оценят на западе, но почему нас это волновать должно? Почему западный популярный штамп является для нас показателем, а своё собственное, куда более интересное и необычное, остаётся незамеченным? Смотря что именно мы привыкли ценить в искусстве.
Популярный вкус сродни чумной эпидемии. Он заражает и пачкает всё. Под эту порчу попадают как в самом начале таланты, так в самом конце сдаются опытные. Правило "спрос рождает предложение" трудно переделать.
Популярный вкус сильно испорчен. Об этом можно судить по тому наблюдению, что современная музыка испытывает дефицит добрых и мудрых песен. Всего остального с избытком: сопли и слюни, примитивизм, доходящий до дебилизма, откровенная пошлятина, понты, агрессия, циничный сарказм, заезженные мотивы. Идёт демонстрация массы поддельных чувств, выдуманных страстей. Всё это обёрнуто лоском и положено на одни и те же простые долбящие ритмы. Часто слова одни и те же. И только спрос на всё подобное виной сложившейся ситуации. Вовсе не отсутствие предложений. Правда, мудрость, знание и даже доброта в искусстве не пользуются спросом. Даже современный авангард изощряется в фигурах и редко стремится достичь каких-то смысловых глубин. Со временем от этого всего начинает накатывать пустое чувство. Это всё можно причислить к информационному шуму, ничего не значащему.
Искренность и доброта, благодаря которым творчество способно проникать глубоко в самую душу и оставаться там надолго - признаюсь, этого сильно не хватает в моём собственном творчестве. Во всяком случае я не могу считать свои произведения полностью удавшимися более всего именно по этой причине. Я тоже нахожусь во власти порчи, которой заполнен информационный эфир. Никуда не деться. Оглядываясь назад, могу сказать, что если бы я мог дать людям больше доброты, это бы сгладило всё. Непонимание не стало бы причиной того, что многие люди уходят с концертов. Если бы я мог давать больше простого тепла, они бы сидели на месте.
Искренность необходима, чтобы делиться своим внутренним миром. Но искренность часто может отталкивать, потому что внутренний мир может быть для кого-то отталкивающим. Доброта всё покрывает - её не хватает в мире. И она способна увековечить свои плоды. Старые песни прошлых поколений, которые мы любим переслушивать - это всё добрые песни.
Всего за период гастролей по дальневосточным деревням с конца 2016 г. до середины 2018 г. было исполнено 4 концертных программы: "Конец августа", "Спокойный сон", "Не верь своим глазам", "По нищим сёлам". Кроме авторских песен прозвучали песни дальневосточных авторов, нанайские народные на нанайском, тюремные песни американских негров на английском, песни туарегов Сахары, переведённые на русский, и одна композиция из фантастического старого фильма, в которой лирика представляет собой тарабарщину из арабских слов.
Сейчас концерты продолжаются в основном по западным регионам страны. В планах выезжать в русскоязычное зарубежье. Ещё предстоит много работы в этом направлении, и данная книга, надеюсь, будет не последней.

Эпилог к книге "Галоп по нищим сёлам", часть 7

Времена изменились. Безнадёжно устарели те рецепты, по которым творческие люди раньше несли миру своё искусство. В нынешние годы не стоит так остро вопрос поиска средств создания произведений, анонсирования и публикации. Что касается музыкальной аппаратуры, то она изрядно подешевела и технологически шагнула далеко вперёд. Весь необходимый набор для концертной и студийной работы теперь умещается в рюкзак. Один человек до определённой степени может справляться со всеми функциями: проведение своих выступлений, организация, реклама, логистика и др. Пользуясь инструментами информационного века, можно обрести независимость в своём деле.
Но возникли проблемы иного плана. Можно самому творить спокойно, что душе угодно. Можно легко найти чьи-то произведения по своему вкусу. Ограничения сняты. Но очень часто творцы произведений испытывают чувство, что никому ничего не надо. Зачем людям что-то ещё, когда уже есть всё? Общество словно не слышит живых творцов. Многие по-настоящему талантливые и неординарные авторы испытывают серьёзные проблемы от неспособности донести свой душевный порыв. Нет единомышленников? Для кого заниматься своим неблагодарным делом? Приходится вместе с творческой работой идти на разные ухищрения и совершать подвиг. Далеко не у всех достаёт сил проявить ещё одну необходимую активность параллельно своему творческому делу.
Единомышленники есть всегда и везде. Было бы странно считать чьё-то творчество настолько уникальным и выходящим за рамки понимания, что абсолютно никто во всём социуме не в состоянии оценить его. Но если это искусство не массовое, то возиться с поиском своей аудитории приходится весьма изрядно. Целевая аудитория рассеяна в большой массе людей. Собрать их всех в одно место на своё мероприятие всегда непростая задача.
Проблемы свободного творчества в прошлом веке шли в основном от политической конъюнктуры. Рамки были очень жёсткими, и выйти за них можно было даже по неосторожности. Авторы шли на витиеватость, иносказательность, разную фантастику и загадочность, чтобы избежать ответственности и оставаться свободными в творчестве. Получалось интересно, интригующе. Читатели и слушатели напрягали мозги, чтобы разгадать ребусы произведений, докопаться до сути, которая несомненно была свежа на фоне информационной пустыни. Вся важная информация была зашифрована, её приходилось постигать своей головой. Это развивало в людях пытливость, эрудицию, побуждало к поиску. Поэтому, несмотря на все трудности, подлинное искусство цвело, особенно в наиболее трудные периоды страны: в войну, в застой, в кризис.
Ценность произведения растёт, когда его написание, издание и возможность приобщиться к нему сопряжено с трудностями. Ценно было то, что не продавалось на прилавках, ходило в самиздате, исполнялось в андеграунде. Поскольку получить подобный эксклюзив было непросто, то усилия к восприятию материала прилагались серьёзные. Но в настоящее время, когда всё стало доступным, пропало внимание, исчезла сосредоточенность, пропал вообще вкус к искусству. Мало кто даже может побороть в себе равнодушие и лень и прийти на концерт. Редко кто досидит до конца.
Сейчас, когда прямая дорога стала открыта, для движения по ней исчезло самое главное - чувство голода. Как у авторов, так и у публики. Художник должен быть голодным. Но прежде всего в духовном смысле.
К высоким сферам человек начинает обращаться, когда ему в обычной жизни нечего ловить. В такие голодные периоды пробуждается высокое устремление над всем сущим. Неустроенная жизнь бесконечно тяготит и не сулит ничего, кроме одного разочарования, чувства пустоты и серости. Только где-то вдали от этого всего он находит отраду и отдушину. Человек чувствует острую нужду, но ещё сам толком не знает, что ему нужно. Он начинает задаваться многими вопросами, которые раньше перед собой не ставил. У него обостряется духовный голод. Тогда алчущий до истины искатель может устремиться к высшим сферам, где обретает для себя жизнь и свободу. Но только в том случае, если всегда имел к этому хоть какое-то побуждение.
Вся моя внешняя деятельность на сегодняшний день сводится к поиску людей разумных, неравнодушных и активных. Им адресовано творчество. Их приходится постоянно искать и находить, чтобы проводить выступления. Начинается это с забрасывания удочек в социальные сети, звонки в муниципальные учреждения. Легче найти человека, владеющего информацией о том, где, как и кто проводит творческие встречи подобного рода в заданном городе, чем самому выискивать всю информацию. Нужно решать также бытовые и прочие вопросы. Люди, готовые оказать необходимую помощь и поделиться информацией, находятся достаточно быстро, если уметь их находить. Со временем намётывается глаз, и подобные люди быстро идентифицируются по профилю в социальной сети. Поиск по любому городу выдаст множество людей. Из этого большого числа результатов нужно без ошибки выбрать несколько тебе нужных. Основной критерий: есть ли тут вообще признаки ума? Что человек пишет в сеть, характеризует его. Имеет значение его облик на фото, и как он себя преподносит, если уметь по внешности определять человеческий характер. С опытом приходит и такой навык. Но определяющим фактором является не внешность, которую некоторые по причине скромности вообще не стремятся выставлять напоказ. Главным является умонастрой человека по ту сторону интернет-профиля. На своих страницах чаще всего люди публикуют цитаты, картинки, видео из сети. По этим публикациям можно судить тенденции мышления, предпочтения той личности, которая пока для нас остаётся виртуальной. Лучше всего, если человек не занимает никакую позу, ничего из себя не строит, не прилагает никаких усилий показать себя в выгодном свете - с простыми людьми проще. Большой редкостью является, если человек открыто пишет СВОИ мысли в интернете. Тогда это вообще уникум на фоне остальных людей-полуавтоматов, которые, видимо, уже мыслить разучились. Таких людей-полуавтоматов становится всё труднее отличить от настоящих автоматов, которые мимикрируют под обычных людей в интернете, чтобы продвигать всевозможный спам и заниматься мошенничеством. Таков современный век.
Опыт показывает, что тех немногих людей, от которых есть какой-то толк, которых нельзя причислить к массе, очень малый процент. Исследователи жизни, которые читают лекции и несут серьёзное знание другим людям, называют цифру три процента - столько примерно людей от общего числа тянутся к серьёзной информации. Все остальные ищут либо развлечений, либо ищут виноватых, когда у них случаются неприятности.
Мой процент будет выше трёх, потому что музыку любят почти все. Даже если поместить в музыкальное творчество только одни прописные нравоучения и ничего такого, что постоянно доносится из популярных масс-медиа, всё равно процент восприятия будет на порядок выше, чем если те же мысли просто говорить людям. Люди доверяют своим чувствам больше, чем своему разуму, поэтому достучаться до их разума возможно, если воздействовать на чувства. Точно также, воздействуя на чувства, можно доносить любые аморальные и бесчеловечные идеи. Любая пропаганда и реклама воздействует на чувства в первую очередь.
Что ты несёшь людям, ты спросишь потом у своей совести. Но залогом хорошего результата является то, как ты это делаешь. И неважно что. Любую чушь и бессмыслицу, любые сопли и призывы к чему угодно. Всё съедят, если хорошо продумать, как доносить, на какие педали нажать. Особенно если побудить их устроить танцы под это дело, то не каждый второй поморщится. И будет оно долбить на пьяной дискотеке, где всем всё по барабану, где даже вульгарщине обрадуются.
Вопрос "что" всё больше отходит на второй план. В этом можно убедиться, если обратить внимание на то, как произносят текст многие молодые исполнители. Порой они вообще не заморачиваются над членораздельностью произносимых слов. Интонации вальяжные, полупьяные, с каким-то кошачьим акцентом. А то и вообще нерусский говор. Это вынуждает порой напрягать своё внимание, чтобы понять смысл. Хотя в этом нет особой нужды, поскольку этот смысл либо заезженный и примитивный, либо кичливый, нарочно накрученный на пустом месте. Совершенная дрянь, но неприятно поймать себя на мысли, что подобную дрянь ты мог слушать когда-то сам, а уж тем более пытался исполнять нечто подобное. То есть этот этап ты вроде бы проходил тоже, но многие как будто намертво застряли в нём. И чем дальше, тем яснее, что из года в год эта ситуация не меняется. ЭТА МУЗЫКА БУДЕТ ВЕЧНОЙ!
Эксперименты с музыкальными формами продолжаются. Но как будто развитие на формах и зациклилось. Всё мимо души. Без конца мусолится старый материал. Так его и эдак. Адаптируется под новые вкусы. Но суть вся одна и та же. Да и та начинает уже выхолащиваться. Звучит неубедительно. Вроде поёт человек глубокие смысловые вещи, но всё это не доходит, будто нам и не хотят ничего доносить, а больше себя показать.
Что петь - безразлично. Хоть на английском даже. Зачем петь на английском языке русским людям? Начались такие тенденции среди молодых музыкантов. Если это не кавер-версии западных песен, то причины я вижу следующие: желание обрести мировую известность (а вдруг?), скрыть смысловое убожество и косноязычие (поскольку под пиво всем и так сойдёт), выпендриться (мы могём!).
Подражание западу началось давно, и народ постепенно уже начинает терять самоидентификацию. Мода вся западная. Вы не встретите так запросто на улице кого-нибудь в косоворотке или сарафане - почти все в джинсах и футболках. Язык упрощается, опошляется, жаргонизируется сленгом и неологизмами. Вся массовая культура подражает западу. А если кто-то возьмётся продвигать русскую культуру, то будет не в тренде.
Мы скатываемся к примитивизму. Возможно, в этом есть исторические закономерности. Примитивизация и стандартизация мышления активно насаждалась, начиная ещё со времён революции. Те люди, которые побуждали мыслить шире и глубже, подвергались репрессиям, ликвидации и изгнанию.
Уровень образования упал. Люди всерьёз обсуждают вопрос, какая форма Земли - плоская или шарообразная. Темнота мышления в информационный век - парадоксальное сочетание.
В конечном итоге мы пришли сейчас к отсутствию понимания многих взаимосвязей в нашем обществе и постоянно склонны кого-то обвинять в своих проблемах. Откуда, например, набирались те люди в послереволюционные годы, которые занимались расстрелами? Откуда взялись эти волки, нелюди? Их набирали из детдомовцев. Большинство воспитанников детских домов чувствуют себя в обществе лишними, поэтому имеют на него зуб. При случае они сведут с обществом свои счёты. В этом есть элементарная закономерность и показатель морали в масштабе социума. Эта проблемы бы не стояла, если бы в нашем обществе не было брошенных детей. Как, например, в странах Востока - в Индии, где семейные ценности несравненно выше, а эта проблема так не выражена.
Мы изрядно растеряли свою культуру, и этот разрушительный процесс планомерно идёт дальше. Можно много об этом говорить. Но если хорошо понимать, в какое состояние бездуховности мы погрязли, то становится неудивительно, почему песня про алкоголизм, написанная без юмора, воспринимается как чернуха, и после неё вас просто не будут слушать дальше. Любая правда - чернуха. Выходит, что правда не особо кому-то не нужна. Наиболее востребован увеселительный жанр. Любой уличный музыкант, халтурно играя что у всех на слуху, заработает в десяток раз больше, чем профессионал-скрипач мирового уровня, исполняющий сложнейшие классические произведения в том же подземном переходе.
Музыкальные фестивали авторской песни не проходят без алкоголя. Это не лезет ни в какие ворота. Люди, которые по своему призванию должны сеять только светлое и прекрасное, несут что попало в своём содержании, а после ещё набираются до поросячьих соплей. Эти считались раньше как лучшие творческие умы общества.
Хочется спросить: неужели никого не осталось? Люди, представляющие собой образец жизни и благородного поведения, способные глубоко разбираться и творчески мыслить, носители настоящих ценностей никуда не делись, но неспособны сегодня оказывать сколько-нибудь значимого влияния. Такие люди очень разрознены, и многие находятся в жалком состоянии. Нести культуру, искусство, духовность - самое неблагодарное занятие. Пасуя перед неумолимой действительностью, одни сидят в затворничестве, другие не вылезают из интернета и по сути мало отличаются от обычных потребителей. Хуже, если алкоголь. Но если начинают объединяться, то в небольшие группы по интересам, различные секты. Безволие в целом обуяло самых лучших людей, и нет никаких сил, понимания и чувства долга, чтобы всем вместе взяться за исполнение своего высшего предназначения. Согласно ведической классификации, люди браманического склада играют в обществе роль головы. К сожалению, ведущую роль в современном обществе играет желудок. Мы никуда не идём, потому что вести некому. И в такой обстановке приходится пытаться что-то донести широкой массе. Сизифов труд. Надежда только на то, что люди, призванные исполнять функцию головы в обществе, ещё способны идти на контакт и что-то усваивать. Это и есть моя целевая аудитория.