вторник, 29 сентября 2020 г.

Итоги осенне-зимних гастролей 2019 г., часть 2

Я давно мечтал выступать зарубежом. В этот заезд я приобрёл первый опыт. Начал с ближайших стран СНГ.

Казахстан стал первой страной после России, которую я посетил, хотя это государство мало от России отличается. Казахстан очень похож на такие российские регионы как Татарстан и Башкортастан. Только при въезде нужно менять валюту и сим-карту. Дешевле многие цены, а из-за почти вдвое дешёвого (российского!) бензина проезд на автобусе и поезде был дешевле в полтора-два раза. Сервис немного поскромнее, но для меня, привыкшего на всём экономить в последнее время, как раз то, что нужно. Напрягало только отсутствие розеток в старых советских вагонах. Только на одном направлении я ехал в новом вагоне, а во всех остальных случаях - недошатанные совковые, которые в нашей стране сейчас уже всё больше переходят в разряд исключения из правила.

Уровень благосостояния в самых крупных городах пестрит соседством хрущёвских кварталов и турецкой роскоши, но в средних населённых пунктах Казахстан очень напоминает российскую глубинку. Сюда тоже в былые времена ссылали. А в тех краях, где находится нынешняя столица, раньше был один из столпов архипелага ГУЛАГ - АЛЖИР (Акмолинский лагерь жён изменников родины).

В Казахстане я вышел в плюс по сборам из-за дешёвых проездов. Во время гастролей испытывал типичные организационные трудности, но в целом результаты были получше, чем обычно по России. Практически везде тепло и хорошо принимали.

Называть Казахстан другой страной не поворачивается язык. Это как ещё один российский регион, где процент азиатов выше, чем в среднем по России.

Климат на севере засушливый и резко-континентальный с холодной зимой. Нечто подобное можно наблюдать в Забайкальском крае у нас. Хотя местами в Казахстане встречаются свои неповторимые ландшафты. Большая часть - протяжённые степи.

Музыкальная жизнь в этой стране подобна той, какая в депрессивных российских регионах, и многое тут зависело от удачи. Здесь есть отпечаток своей собственной культуры. Мне повезло здесь больше всего, я считаю, когда выступал в городах Караганда и Павлодар. В остальных случаях даже при большой явке результат был неоднозначный. Зондировать города тоже было поначалу непросто, однако те люди, с кем удалось связаться, помогли связями с другими местами. Народ в Казахстане хорошо дружит между городами, не такой разобщённый как в России, и это помогло мне решить множество вопросов.

Чем южнее Казахстан, тем больше ощущается азиатский менталитет. Особый приём уже ощущался, как только я въехал в первый город Семей (бывший Семипалатинск). Я впервые в этом городе, да и вообще в Казахстане, но как только я отправился пешком с автовокзала к месту проведения концерта, меня окликнул человек: "Здравствуй, Паш!" Он читал анонс и меня сразу узнал. Через 5 минут молодой казахский парень заговорил со мной и предложил понести рюкзак. Ещё через 5 минут казах на машине забрал меня и отвёз до места: "Я всегда таких подвожу!" Услуги такси не понадобились.

Основное различие, которое ощущалось здесь - менталитет. Он другой. Азиатский. И чем южнее, тем сильнее выражен. На севере страны больше русских. На юге больше титульной нации.

Но в целом в Средней Азии чувствуешь себя как дома. Азиатское гостеприимство коренится в самой культуре народа. Здесь хозяин дома готов залезть в долги, чтобы принять дорогого гостя наилучшим образом. Нередко радушным приёмом он хочет на вас произвести впечатление.

Для них я тоже другой. Даже для русских, проживающих в Казахстане, я другой. Пока я переезжал из города в город, они обсуждали меня и передавали свои впечатления в те города, в которые я только прибывал.

Разница менталитетов сказывалась. Я не привык брататься с первого раза. Они очень хотели дружить. Я долго раскачивался. И некоторых из них даже обижало, что я вяло реагирую на их заботу и знаки внимания.

"У него нордический характер," - примерно так они характеризовали мою прохладность. Я это понимал, но поделать ничего не мог. Тут, как говорится, насильно мил не будешь.

И дело не в том, что я не испытывал чувства благодарности. Это неправда. Им было нужно, чтобы я непременно выражал свою благодарность. Пусть это будет чистейший формализм, но это было им нужно, почти как пища.

Я всегда считал, что несу людям только своё творчество, и это единственная моя форма благодарности в ответ на то, как они меня принимают. В среднеазиатской стране это оказалось не совсем так. Здешним людям нужен ты сам. Они словно не признают дистанции между артистом и зрителем. Когда музыкант выложился на концерте, это только начало.

Здесь очень сильная потребность у людей в общении и афтепати. Если я после концерта собрался, поужинал и отрубился, этого могут не понять. Как так? А поговорить? И неважно, что скоро полночь. Они тебя слушали, теперь ты их выслушай. Если среди них есть музыканты и творческие люди, ты должен их заценить. Ты должен с ними непременно подружиться, а иначе зачем приехал?

Со многими я действительно подружился. Но было несколько случаев для меня совсем неожиданных. Если в подростковом возрасте мы на кого-то обижаемся из-за несущественных причин - кто-то нам уделяет мало внимания, и нас это задевает, допустим, - то вряд ли в период зрелости нас будут волновать такие вещи и ситуации. Если какой-то человек нас не подставил, не возводил на нас клевету, не вставлял палки в колёса, то и нет повода обижаться на него. Однако можно столкнуться с проявлением мелочности, неуравновешенности, когда вас пригласили в гости, а потом припомнили съеденное печенье. Бывают такие люди.

Что-то подобное у меня произошло в Казахстане. Причём не единожды. Однажды дошло до какого-то необъяснимого приступа гнева у хозяина, после того как я от него уехал. Такого раньше не припомню, чтобы после концерта тебя восторженно превозносили, а после того как ты на следующий день уехал, клеймили как врага народа. Вот и гадай. А если прибавить к этому у некоторых музыкантов любовь к алкоголю, то такой может стать совсем неадекватным. Музыканты внутри себя часто недолюбливают других музыкантов. А с азиатами ещё сложнее и намного всё тоньше, непостоянней. Не так с ним попрощался, и человек старше тебя может вскипеть на ровном месте, как сущий юнец со своими обидками (хотя вчера ещё пел дифирамбы). От любви - до ненависти... Видимо, оттого в южных странах всевозможные межэтнические конфликты вспыхивают. Только сильные традиции ещё могут это как-то сдерживать.

Всем есть дело до того, какой ты человек. Это может доходить до нравоучений и обвинений. Они не поймут того космополитизма, по принципам которого мне приходится жить в последнее время. Возможно, они подспудно хотят, чтобы я остался. А я не могу оставаться. У меня график расписан. Здесь подчас это может спровоцировать неадекватную реакцию.

Если хотите просто так пообниматься, ну давайте пообнимаемся. По правде сказать, я не придаю этому значения. Я привык брататься только с теми, с кем мы варим общую кашу. А если со всеми - меня на всех не хватит.

К проявлению подобного стараюсь спокойно относиться. Сильно близкие отношения в поездках строить вообще смысла не вижу. Я везде ненадолго. Поэтому сперва людям - творчество.

Но тем не менее есть чувство, что с Казахстаном будто бы породнился. А из этого всё вытекает вплоть до упрёков, которые случаются только между самыми близкими и родными.

воскресенье, 27 сентября 2020 г.

Итоги осенне-зимних гастролей 2019 г., часть 1

Новый заезд в период с середины октября 2019 г. до конца января 2020 г. охватывал не только российскую территорию, но также 2 страны постсоветского пространства - Казахстан и Киргизию. Заезд был, как всегда, трудным. Суммарное время превысило все остальные гастрольные туры - почти три с половиной месяца в дороге. Приобретённый опыт оказался ценным - надо дальше осваивать заграницу.

Многие вопросы теперь решались проще. Опирался на прошлый опыт. Искать ночлег по "каучу" мне пришлось считанное число раз. В остальных случаях я пользовался наработанными знакомствами и связями. Часто этот вопрос мне решали сами организаторы. Три раза мне даже снимали отдельную хату (два раза в Казахстане и один раз в России) и один раз хостел (в Барнауле).

В целом всё прошло спокойно, хотя суетиться тоже изрядно приходилось. Было несколько моментов не совсем приятных, когда у принимавших людей были склонности к алкоголю. Такие обычно мозг выносят. Поэтому в последующие туры я хочу взять железное правило: никаких пьяных заведений, пивных афтепати и алкоголиков на вписках, а все свои концерты объявить территорией трезвости.

Первые концерты проходили по городам Транссиба: Биробиджан, Благовещенск, Чита и окрестности, Иркутск, Новосибирск. После Новосибирска повернул на юг: Барнаул, Рубцовск. В Рубцовске не проводил концерта, только гостил у своей старой знакомой. После Рубцовска впервые в жизни пересёк границу своей страны и въехал в Казахстан. Концерты в Казахстане состоялись в следующих городах: Семей, Усть-Каменогорск, Павлодар, Экибастуз, Нур-Султан (дважды), Караганда (дважды), Алма-Ата, Жезказган, Петропавловск. После Алма-Аты я заехал на 5 дней в Киргизию: Бишкек, Ош, Джалал-Абад. Повторные концерты в городах Казахстана прошли по пути на север от Алма-Аты по той же дороге. Вернулся в Россию через Петропавловск в город Курган. Далее начались провалы: Челябинск, Нижнекамск. В Казани был концерт в школе "Солнце". Потом выступление в Чебоксарах для студенток одного из училищ. Далее Йошкар-Ола - провал. Движение на север: Киров, Сыктывкар, Микунь, посёлок Кожмудор под Микунью, Ухта. В Ухте встретил свой день рожденья очередным концертом, который тепло прошёл. Из Ухты прямым поездом уехал в Москву. В столице принял участие на двух квартирниках и в групповом сейшне. Пока был в Москве, два раза съездил в пригород Сергиева Посада в приход РПЦЗ (Российская Православная Церковь Зарубежом), с которыми у меня сложились хорошие отношения. И ещё посетил подмосковный город Дубна.

В конце декабря выехал назад. Пришлось отменить концерты в Новосибирске и Кемерово, так как под новый год людям не до концертов. Новый год встретил у родных в Иркутске. Потом три недели в январе провёл в Чите.

Подышал атмосферой депрессивных регионов: Алтайский и Забайкальский края. Давать концерты там практически бесполезно (кроме чисто благотворительных по социальным заведениям). А просто жить, общаться с кем-нибудь на кухне, писать песни - само то.

Алтайский край во время планирования выступлений меня поразил тем, насколько это отсталый в культурном смысле регион. Концерт состоялся только в Барнауле, который прошёл душевно, но в очень узком кругу. С другими городами ничего не срослось. Даже по Рубцовску, в котором население более ста тысяч, отпали все варианты. Последний вариант был - объединение молодых рубцовских поэтов, которые предлагали провести совместное мероприятие. Но когда почитал их матерные стихи, дал отбой сам. Тем самым их обидел. Может, и не стоило, действительно, наотрез отказываться, а только поставить условие, чтобы никакого мата на выступлении, но моё замечание их зацепило, и тем самым я отрезал возможность для дальнейшего диалога.

Есть такой городок Алейск в Алтайском крае. Из окна поезда смотрится как большая деревня. Население менее 30 тыс. Этот городишко меня весьма удивил на стадии зондирования на предмет возможного концерта - я обнаружил свыше 20 групп "вконтакте" по типу "курицы Алейска", "пошлый Алейск" и того хуже. Не представляю, как им там живётся, если в этом их все интересы.

В чём провинился этот не самый дальний регион? Наслышан про эти края разное. Нищенские зарплаты учителей, врачей, соц. работников. В столице Барнауле сами местные говорят, что город обыдлел за последние годы.

Вы верите в карму? В Алтайском крае короткий период был губернатором известный артист и сатирик Михаил Евдокимов. Погиб в автомобильной аварии. Полагают, что его "заказали" или как-то подвели такую ситуацию. Это поздние конспирологические рассуждения. На мой взгляд, если человек ездит со скоростью 140 и выше км/ч, такая ситуация слишком вероятна, чтобы ещё сюда чей-то заговор примешивать. Да и подстроить такое ДТП слишком нереально на мой взгляд.

А не подвело ли народного артиста опасное обращение с "тамасом"? В предвыборный период он агитировал народ за хорошую водку.

Вот цитата из воспоминаний: "Да на Алтае она родилась. Ехали мы зимой с другом на «Волге» из Барнаула в Бийск. А холодина жуткая, где-то за тридцать. В конце концов я так замерз, что спрашиваю водителя: «Женя, а у тебя случайно нет водочки?» А он вместо того, чтобы сказать: «Есть», вдруг выдает: «Почтенная!» Мне это слово запомнилось. Спустя года три, когда дирекция Иткульского спиртзавода предложила мне совместный проект, я решил употребить Женькину реплику с пользой для дела. Почтенный — значит уважаемый, достойный уважения. Но есть у этого слова еще какой-то непередаваемый, необъяснимый аромат и вкус. К чему лукавить: русский народ водке никогда не изменит. Так пусть же он пьет водку хорошую, качественную — и не теряет ни здоровья своего, ни уважения к себе."

Не теряет ни здоровья... ни уважения... Иткульский спиртзавод до сих пор выпускает "Почтенную" водку с изображением экс-губернатора.

В столице Забайкальского края Чите я в сумме провёл почти месяц в этот заезд: 5 дней по дороге туда и 3 недели на обратной дороге. Потом приезжал ещё летом. Сколько мне рассказывали про Читу - дыра дырой! Ехать отговаривали. Даже соседи по вагону прикалывались: "Ты куда собрался со своим хайратником?" В 90-х был самым криминализированным городом. А в настоящее время имеет очень плохую экологическую ситуацию (в 2015 и 2016 годах возглавлял антирейтинг по городам России). Но прибыв туда, я познакомился с прекрасными и очень отзывчивыми людьми. Задушевность местных обусловлена нелёгкой историей города, в котором находится несколько исправительных колоний. Но Чита мне запала в сердце.

Сам город не настолько безнадёжный, как про него рассказывают. Заметно, что когда-то это был довольно страхолюдный город, который сейчас всеми силами приводят в божеский вид. Новый губернатор порядочный оказался. В городе стабильно растёт население за счёт мигрантов края и азиатов, но идёт постоянный отток коренных на запад, как на всём Дальнем Востоке. Город Чита во многом похож на Улан-Удэ, но соседняя столица Бурятии выглядит поприличнее.

Суровая и красивая забайкальская природа. Степи перемежаются с хвойными лесами, покрывающими ряды сопок. Сам город находится в узкой долине между хребтами. В долине соединяются две небольшие реки. Засушливый климат. Трава часто низкорослая. Местами необычно много крапивы.

К сожалению, город не продувается в зимнее время. Густой городской смог хорошо виден при подъезде к городу.

Январские холода в Чите, как ни странно, я спокойно переносил. Когда утром стоит мороз под минус 30, я благополучно бегал свои забеги. Если бы такая стужа постоянно держалась в Хабаровске, то лучше из дома вообще не высовываться. В Чите зимой очень сухой воздух и безветренная погода.

К слову, в Чите много бегунов. Этому способствуют природные условия. Множество троп в сосновых лесах, на лысых склонах. Непроходимый бурелом тут встречается редко. А поскольку зимой очень мало снега, то легче заниматься бегом, чем лыжами.

Летом здесь приятно находиться. Не так душно, как в Приамурье и Приморье. Город солнечный. Затяжных тайфунов практически не бывает. Случаются короткие грозы, во время которых вода течёт бурными ручьями по улицам. Ливневая канализация в Чите почти нигде не предусмотрена, поэтому обычная ситуация обходить где-нибудь огромную на весь двор лужу. Размытый дырявый асфальт, камни, песок и лужи - примета дворов.

В этом городе изначально у меня не было вообще никого, и его пришлось зондировать довольно долго. Я разослал порядка сорока запросов хостам каучсёрфинга, пока не нашёл доступные варианты жилья. Большинство отвечавших мне людей сообщали, что они в данный момент не в Чите. То есть народ норовит из этого города подальше съехать, как только появляется возможность. Но всё же те, кого я не без труда нашёл, оказались людьми самыми отзывчивыми, светлыми и даже одухотворёнными.

Основное население исторически формировалось из потомков зеков и военных. Здесь местами царят ещё отголоски 90-х. "Края у нас дикие не в плане зверья, а в плане людей," - считают местные. Но времена постепенно меняются, и дикость сменяет цивилизованность. Во всяком случае таёжный город Чита сейчас активно строится и растёт (преимущественно за счёт мигрантов). Особенно много в Чите стало киргизов. В Киргизии я тоже побывал, и скажу, что Бишкек - это большая Чита. Но об этом дальше.