суббота, 2 декабря 2017 г.

Прогресс (часть 1)

"Я не люблю, когда наполовину, или когда прервали разговор."
В посёлке Прогресс произошло исключительное событие из моей практики - срыв выступления. Концерт запланирован был на вторник 14 ноября. Я прибыл в первой половине дня, выгрузил вещи в ДК и отправился на обход школ. Посёлок крупный, население - около 10 тыс. В школах принимали хорошо. Всего 4 школы. В первой сразу окружили дети. Директор - молодой мужчина. Много молодых ведущих сотрудников. Провели по трём старшим классам, где я сделал объявление и спел нанайские песни. Интерес у школьников был большой. Во второй школе объявлял точно также. Один ученик даже спросил: "Концерт бесплатный??? Да я даже заплачу!" В третьей школе порядки более строгие, но мне разрешили объявить в двух классах. Афиши там не было, и я клеил свою. Вахтёрша предупредила: "Вешай повыше - обдерут!" Дети срывают афиши себе на память до начала концерта, и нужно всегда проверять, чтобы они висели.
Концертный день почти в каждом населённом пункте начинается с того, что надо спасать положение. Если не заниматься обходом школ и не знакомиться с людьми, то половина выступлений будет провальным. Это важное предконцертное мероприятие, и я теперь обязательно надеваю штаны. На человека стал похож. А когда-то даже в зимние поездки штанов не брал. Штаны обязательны для посещений школ, чиновников, церквей и храмов. На концертах - когда как, в зависимости от аудитории.
Афиши расклеены, но почему-то никто ничего толком не знает про концерт, и так происходит регулярно. В этот раз всё складывалось удачно благодаря возможности объявить большому числу учеников, и на концерт пришло около сорока старших школьников - похоже, это все, кого я собрал за один день, объявляя лично. Был только один взрослый человек - отец одного из подростков.
Мне часто бывает трудно находить общий язык с Домами Культуры в больших посёлках. Когда занимался составлением графика, нашёл телефон музея посёлка Прогресс, позвонил туда, но музей оказался в здании ДК, и тамошний заведующий согласовал вопрос с директором. В итоге концерт утвердили в малом зале Дома Культуры "Аполлон". Всё шло в штатном порядке, мне даже разрешили остаться на ночь, и ничего не предвещало осложнений.
Во время отстройки, директор спросила:
- У вас в программе ничего нет такого?
- ‎Какого такого? Всё в рамках цензуры. Пошлятина и обсценная лексика отсутствует. Не переживайте.
Я пробовал звук, играл песню "Зримое и скрытое". Директор спросила: "У вас все песни такие?" Какие такие? У меня самые разные песни. Но большинство философские о жизни, в которых я ставлю всевозможные вопросы, зачем человек живёт, и тому подобное. Не понимал, к чему такое недоумение, но потом стало ясно. Когда подошло время концерта, я спокойно начал с нанайских. Директор ДК наблюдала с пристрастием и с беспокойным лицом. Я давал достаточно комментариев, но что-то её определённо не устраивало с самого начала, с самой первой песни. Когда дошёл до песни "С перерезанным горлом", почувствовал напряжение, исходящее от директора. Когда доиграл, она подошла ко мне и тихонько сказала: "Павел, давайте ещё три песни, и закончим концерт." Если бы ко мне с такой просьбой обратился простой человек из зала, я бы попросил его освободить помещение, если ему что-то не нравится. Кроме него есть ещё другие несколько десятков зрителей, которые хотят слушать концерт. Просьба директора была высказана тоном заговорщика, чтобы услышал я один. Но я ни чем ей не обязан, и не придал этому значения. Потом она с места ещё просила поиграть что-нибудь повеселее. Я играю только то, что у меня подготовлено. Программа сложная. Если выбираю что-нибудь, то из своего списка. А если ей не понравилась безобидная песня "Зримое и скрытое", то угодить директрисе тем более невозможно. Лучше тогда играть всё по плану, а там пусть сама решает. В конечном итоге она встала и сказала: "Павел, давайте ещё одну песню, и пора заканчивать концерт." Я не собирался вступать в заговор с чиновницей, и если она хочет прекратить концерт, то пускай срывает его сама. Пусть объявит об этом сама перед всеми. Спрашиваю:
- Почему?
- ‎Потому что я директор Дома Культуры. И я считаю, что ваши песни несут один негатив. Я не могу допустить, чтобы школьники такое слушали.
Больше вопросов нет. Доигрываю одну песню, собираюсь и еду дальше - в Архару. Автобусы ходят редко, и на последний автобус до нужной станции я бы не успел, если бы играл целиком весь концерт. Но поскольку больше половины концерта не состоялось, то у меня появилось достаточно времени, чтобы успеть собраться и сесть на автобус.
Прозвучала последняя песня, поднялся молодой мужчина в зале и вежливо спросил:
- Павел, я, как отец, хочу поинтересоваться, почему вы собрали именно наших школьников на своё выступление?
- ‎Мы звали вообще-то всех, но смотрите сами. Просто школьники обычно больше всего ходят на концерты. И это единственные люди, кого я могу собрать сам своими усилиями. А так, конечно, я больше буду рад увидеть старшую аудиторию, но здесь их никто, видимо, не оповещал.
На фоне сложившегося положения я не воспринял мелкую наглость этого человека: он вообще заплатил за вход? На афишах ясно написано, что бесплатный вход только для школьников. Он прошёл свободно, и ему ещё что-то не нравится.
Директор встала и любезно сказала: "Ну всё на этом. Спасибо Павлу. Детям пора домой, темно уже." А я бы очень хотел, чтобы школьники всё правильно поняли, что именно произошло в этот вечер - а именно, произвол одного человека.
Прошло полчаса с начала концерта, было сыграно всего 8 песен. Было только одно желание - побыстрее собраться, уехать и забыть это застойное место. Но с окончанием концерта, история не закончилась. Когда удалился последний школьник, директор, словно оправдываясь, обратилась ко мне, надеясь встретить понимание, и начала свои рафинированные рассуждения про позитив и негатив в песенном творчестве:
- Что вы поёте, Павел? Ну как можно детям петь "С перерезанным горлом"? Как я могла такое допустить? У нас тут самоубийство произошло, и ещё вы поёте призывы к самоубийству. Они же не понимают, уши развесили. С перерезанным горлом - мне аж плохо стало! Людям надо давать позитив!
- То есть развлекательный жанр вы хотите сказать?
- Да нет же! Ну вот приезжали к нам и выступали здесь Голубые береты - как они поют! А что вы поёте? Почему вы не поёте патриотических песен?
- Я сегодня исполнял нанайскую песню о любви к родине "Сагдилпо сэтэхэни".
- А почему не на русском?
Ну да, я совсем забыл спросить у этой женщины, собираясь в Прогресс-Аполлон, что мне петь, и на каком языке. Это был совершенно бесполезный и пустой разговор. Встречал и раньше людей с тумблером в голове: "позитив-негатив", "хорошо-плохо", "свой-чужой". В этот раз мне попался человек, занимающий должность директора ДК, с гипертрофированными суждениями и всезнающий. Очень трудно что-либо объяснять такому. Да и какой смысл сейчас вести разговор, если концерт уже отменён? Чего ей надо сейчас от меня? Я быстро собирался. Она не отставала:
- Павел, а вы разве у нас ночевать уже не останетесь?
- Нет, конечно. Вы сэкономили мне время, и я успеваю теперь на автобус. Мне надо в Архару.
Не хватало ещё оставаться здесь. Я человек не без гордыни - лучше заночую в Архаре на вокзале. А то мне тут уже допрос устроили, и, кажется, начинаю кому-то доказывать, что не верблюд.
- Вы послушайте, что вам говорят! Если вам сказали раз и два, то наверное, это что-нибудь да значит!
- Вы знаете, я уже провёл множество концертов в самых разных местах, где всё прошло от начала и до конца. Сегодня вы создали первый прецедент срыва выступления. Если это из ряда вон, то почему я должен обращать на это внимание? Проблема не у меня, а у кого-то другого.
По правде сказать, прошлые акустические программы были ещё жёстче, про которые в местных газетах, бывало, писали "мороз по коже". Сегодня звучали нанайские и Блэкины песни, была лирика и баллады. Я не видел грустных лиц. Опечалилась только эта женщина, как она сама призналась: ждала позитива, но загрустила совсем. Она рассуждает совсем прямолинейно: если в песнях звучат слова про перерезанное горло (и неважно, что это образ или метафора), и один раз употребляется слово "кровь" - всё. Это вредный репертуар. Мне интересно, как бы она восприняла песню "Ласковый палач"? Наверное, у неё бы инфаркт случился. Я не допел до палача всего одну песню.
Если человек имеет какое-то мнение, и возраст его приближается к предпенсионному, то он, скорее всего, уже не прошибаем, как столетнее дерево. А с иными общаться - как с плоскоземельцами. Убеждения, как и заблуждения, со временем прирастают намертво.
- Я ничего не имею против. Вы - директор, и в праве поступать, как вам угодно. Но вы знаете, я ведь пишу обо всех своих поездках. У меня есть подписчики в интернете, которые всё читают. Не возражаете, если я напишу про то, как было сегодня? Напишу без преувеличений всё в точности.
- ... Пишите, но без преувеличений. Я вам сейчас такси вызову, оплачу его.
О, карету мне, карету! Наконец-то. Машина уже ждёт. Пока собирался, мы ещё говорили с ней и с тем мужчиной. Она пыталась меня понять. Вместо долгих ненужных объяснений я включал музыку на телефоне, давал ей тексты песен. Она всё понимала по-своему, в итоге осталась при своём, но потом сказала: "Павел, с вами очень интересно общаться, но песни..." Спрашивала про моё образование, чем я занимаюсь. И кто меня вообще рекомендовал? Есть ли музыкальное образование? Согласилась на концерт, потому что её попросил работник музея. Если бы знала репертуар, отказала бы сразу. Недоумение не сходило с её лица. Сама она занимается хоровыми постановками и своё представление о музыке имеет.
Мужчина всё вроде понял, хотя он тоже склонен понимать только Голубые Береты. Я включал песню "Синица" на телефоне, и там, где звучала длинная мелодия флейты, он спрашивал:
- Это вы как, сами всё подбираете?
- Я не подбираю, а пишу музыку. А профессионал с музыкальным образованием играет на студийной записи по нотам. Моё образование - высшее техническое.

Комментариев нет:

Отправить комментарий