суббота, 2 декабря 2017 г.

Тырма

Следующее направление выступлений - ж. д. ветка в сторону Чегдомына и ЕАО. Обзванивал посёлки вокруг Биробиджана, но мне там сказали, что всё нужно согласовывать с управлением культуры, которое находится в Биробиджане. Управление культуры - та ещё волокита и контроль, лучше с ними не связываться. Звоню по ж. д. станциям. Дозвонился до Биры. Концерт хотят, но как-то странно хотят: на ночь пустить не могут, аренда, краска для принтера. С ночлегом - Бог с ним, разберёмся позже. Сказали, что они не берут аренду с тех, чей концерт желают провести. Уже хорошо. Так мы хотим концерт, или нет? Конечно, хотим! Но краска для принтера...Я извинился, сказал, что такой вариант меня не устраивает, и положил трубку. Не хватило выдержки. Краску для принтера им оплати! Надо же так мелочиться! Сидите без концерта.
Мне ещё рано быть дипломатом. Надо уметь вести диалоги так, чтобы они во всём уступили. Более опытный в этом деле обо всём бы договорился без проблем. Звоню в следующий посёлок. Если туго с окрестностями Биробиджана, то надо искать дальше.
Посёлок Тырма находится на ж. д. ветке в сторону Чегдомына в довольно глухом месте. Предложение о концерте их заинтересовало, но опять встал вопрос об аренде. Видно, это судьба раскошелиться - в Бире не захотел, значит в отдалённой Тырме. Насчёт всего остального нет проблем - на ночь, если надо, пустим, афиши напечатаем, всем скажем, кому можно. Сотрудница ДК мне понравилась. С арендой можно попытаться уладить, если позвонить главе посёлка. Глава выслушал: такой и такой, школьникам вход свободный, их будет основная масса, взрослые тяжело ходят на мероприятия, так что этот концерт будет почти благотворительный, расходы у меня постоянные в связи с частыми поездками. Можно без аренды? Глава призадумался, задал пару вопросов, потом сказал: "Ладно, давайте завтра." Ответ неопределённый, но надо уже быстро принимать решение. Концерт будет. С арендой - как получится.
В понедельник 27 ноября я прибыл на станцию Тырма в 2 часа ночи. Хабаровск провожал ледяным ветром, и ехать ещё куда-то опять на севера совсем не хотелось. Посёлок и ДК находятся в трёх километрах от станции, и тащиться туда ночью не было смысла, если работает вокзал. Расположился в коридоре, в котором есть несколько сидушек, через полтора часа залез в спальник, чтобы ещё немного поспать, но работники дороги уже выходили на работу, шумели, и мне пришлось тоже выдвигаться делать свои дела. Посёлок расположен на небольшой возвышенности, светит огнями. Вдоль дороги замёрзшее болото. Прошёл полкилометра, догоняет человек на машине: "Ты охренел в шортах? Мне сейчас пацаны сказали. Залезай." После хабаровского ветра, который не затихает у нас почти никогда, хорошо находиться в спокойном месте. Я люблю, когда нет ветра и лёгкий мороз, как в начале зимы. И чтобы мелкий снег шёл. Самая умиротворяющая погода. В машине играет матерный рэп с кривыми понтами и попса. Работник ж. д. за рулём возрастом под 50. Стояли возле ДК, ждали, когда принесут ключи. Пришёл муж сотрудницы, открыл, всё показал - очень приятный человек.
Посёлок Тырма находится в довольно тяжёлом состоянии. Он пострадал от наводнения 2013 года. И хотя здесь не течёт никаких рек, наводнение его коснулось косвенно. Планировали когда-то строить новый клуб, приводить в порядок всё остальное, но из-за стихии, которое потребовало средств на восстановление затопленных сёл, на Тырму не осталось денег. Двухэтажные бараки, которые в своё время строили заключённые и японские военнопленные, находятся в таком ужасном состоянии, что сложно представить, как там ещё люди живут. Много похожих домов я встречал в посёлках Талакан, Тулучи, Уська-Орочская. Но если в Тулучи такие бараки ещё кое-как пытались чинить своими силами жильцы, то в Тырме вообще никаких следов ремонта и попыток облагородить их внешний вид. Это аварийное жильё, на которое давно плюнули, и оно доживает свой век вместе с проживающими там людьми. Впрочем, когда-то такие дома смотрелись красиво. У одного высокое резное крыльцо. Но часть стёкол на лестничной клетке отсутствуют. Такие дома все давно повело-перевело, и в них зимой очень холодно. Заметил, что если село ни от кого не зависит, т. е. никому не нужно, фактически, то выглядит зачастую намного приличнее.
Население здесь больше тысячи. Тырма - железнодорожный посёлок. Когда возводили железную дорогу, появилась Тырма в 1939 году. В последние годы уныло прозябало. Только в прошлом году стали предпринимать попытки восстановить и облагородить поселение, когда приехал начальник дороги и сказал: "Без Тырмы мы не проедем."
Клуб ветхий с кривыми полами, облезлыми сиденьями и деревянными лавками. Заходишь в такой и понимаешь - наше всё. Но мне абсолютно не важно, где давать концерт. Директор сомневалась вначале: "А почему в понедельник? Как мы соберём публику?" Я специально начинаю с понедельника, чтобы захватить как раз все будни недели, давая концерты каждый день. Расчёт на школьников, как обычно.
Дворовая собака ластится и хочет дружить. Заходил в школу. Сейчас порядки строгие. Посторонних в школу впускают только по паспорту. Но я не всегда беру паспорт, и меня пускают так, когда говорю на вахте, кто я и зачем. В школе много молодых сотрудников, директор тоже молодая женщина. Мы собирали линейку, куда привели всех учащихся, я объявил и сыграл нанайскую песню. После ко мне подходила женщина, которая интересуется нанайским фольклором. В школе есть небольшой музей национальной культуры, где она заведует.
В большом железнодорожном здании ШЧ в самом посёлке есть совет ветеранов, куда мне посоветовали сходить позвать пенсионеров. Они пили чай за столом. Приняли как дорогого гостя. "Ты пей, ешь, не скромничай," - сказал пожилой ветеран. Я играл им песни, а они рассказывали о своей жизни. У них там свой музей истории станции Тырма. Рассказывают, что периодически к ним приезжают японцы навестить старые захоронения военнопленных. А больше к ним никто не приезжает.
Перед концертом подошла сотрудница ДК, с которой я договаривался о мероприятии. Весь день здесь никого не было, так как понедельник считается выходной день во многих учреждениях культуры. Сама она относительно молодая и интересная, хорошо выглядит, хотя уже у неё трое детей, старший из которых уехал в город учиться. Она большой энтузиаст, старается делать больше, чем позволяет ставка сельского работника. Другая бы на её месте относилась к своему делу формально, обвиняя во всём государственную систему, которая не способна обеспечить культуру тем и тем. Единственный человек в ДК без вредных привычек. Своими средствами сотрудники облагораживали и делали ремонт сцены, которая сейчас выделяется на фоне всей остальной ветоши. Кстати, в ДК сейчас находится пункт полиции. Видно, нехватка домов вынуждает делить рабочую жилплощадь даже в самых ужасных зданиях.
В посёлке очень слабый интернет. При том, что все мобильные операторы ловят хорошо. Но качество интернета таково, что невозможно нормально даже просто общаться в мессенджерах. По этой причине долго не могли принять мою афишу. Если им надо что-то скачать, то ездят обычно в город, или на соседнюю станцию. Интересно, какие нынче люди, живущие без интернета? Они, наверное, книги читают? Во всяком случае, в общении довольно живые.
Есть ещё проблема в селе - сломалась бензоколонка. Машины встали колом. Бензин привозят нелегально поездом из Кульдура и из других мест. Жизнь трудна в целом. Молодёжь уезжает в Биробиджан и Краснодар.
На концерт пришло больше 60 человек, из которых взрослых было человека 3. Остальные - школьники. Проектор был. Концерт длился чуть менее полутора часов. Досидели до конца половина людей - неплохой результат для села. Аплодисменты после каждой песни. В конце передали мне, что глава отменил аренду. Общались после. Совместные фото, как всегда, автографы. Супруг сотрудницы, который меня встречал, оказалось, поверил в заговор о форме Земли - с ним зашёл разговор на эту тему, к которому подтолкнула песня "Плоский Земной шар". Супруга потом сказала, что он "РЕН ТВ" пересмотрел.
Когда все ушли, я собирался на станцию, чтобы ночью выехать в Кульдур. Было уже темно, я приготовился идти пешком. Меня стали отговаривать. Конец этого удачного концертного дня омрачился событием, которое мне напомнило одно высказывание путешественника-велосипедиста Павла Конюхова (брат Фёдора Конюхова): нередко от людей исходит опасности больше, чем от диких животных. Где-то минут за 40 до отправки поезда подъехал супруг сотрудницы с ещё одним человеком, чтобы отвезти меня на машине. Мы загрузили вещи, и меня повёз этот незнакомый человек. По виду он моложе тридцати. Как только мы тронулись с места, я заметил, как он рывками повёл машину - был явно нетрезв. К тому же в ногах у меня лежал целый пакет с бутылками водки. Вот ещё не хватало! Стал просить его тише ехать, он сбавил скорость, сказал: "Да всё нормально." Потом заговорил со мной и явно что-то от меня хотел: "Вот наши пути сейчас разойдутся, мы забудем друга. Давай, расскажи, ты вообще кто и откуда?" Я стал рассказывать про себя, он стал задавать вопросы, но как-то с вызовом и в оскорбительном тоне. Его напрягало, почему длинные волосы, и почему в шортах. Его это злило. С такими людьми иногда приходится сталкиваться, но всё обходилось благополучно, когда меня просили что-то поиграть. Сказал ему, если он хочет, могу на вокзале поиграть ему из того, что исполнял на концерте. Поведение его было странным. Вместо того, чтобы выгрузить вещи из машины, он отправил меня за билетом, вручив мне свой мобильник: "Не боись, не уеду." Когда я покупал билет, он подошёл, попросил назад свой телефон. С ним был ещё человек. Он спросил, много ли я зарабатываю на своих концертах. Я ответил, что практически нисколько, и в основном всегда в минусе. Он спросил, зачем я тогда езжу. Я ответил, что автор песен должен искать слушателя. Иначе зачем было писать столько песен? Иди, выступай. Неважно на каких условиях. Его это не убедило. Более того, это его ещё сильнее разозлило. Он мне не верил. Как так? Это не укладывалось в его нетрезвой голове, и он решил, что я от него что-то скрываю. Он попросил меня сесть в машину и зачем-то поехал обратно. Спрашиваю: "Зачем мы едем назад?" Он что-то буркнул в ответ, развернулся и снова вернулся к вокзалу. Ждём поезд. Он дальше задавал вопросы, но с целью меня унизить: "Где служил? Где работал? Что кончал?" Про себя говорил с гордостью: служил в ВДВ, окончил железнодорожный техникум в Хабаровске. А ты вообще кто? Рядом с машиной стоял тот второй, ухмылялся. В колонках играла развесёлая попса. Я ждал, успокоится он, или нет. Чего ему ещё надо? И тут он стал спрашивать, сколько я могу дать ему денег, при этом называл совершенно неразумные суммы. Я стал объяснять ему, что та сумма денег, которая есть у меня, нужна на дорогу и прочие расходы, и я никак не могу поделиться с ним. Мой ответ его не устраивал, он начинал заводиться, настаивать, и весь тон его разговора стал одной сплошной угрозой. Скоро поезд. Я стал заложником в чужой машине (которая, кстати, не его). Неизвестно, что ещё выкинет этот опасный и невменяемый человек. Пришлось отдать ему 5 тыс. "Давай сюда рыжего," - сказал, потом они взяли мои вещи, донесли до перрона. Мой провожатый попросил, чтобы я никому не говорил, и удалился вместе со своим подельником. Каждый старается оправдывать свои поступки. В его понимании это была справедливая благодарность с моей стороны пацанам из Тырмы, которые меня тут приняли, довезли и проводили.
Дорого мне досталась Тырма. Садился в поезд с мрачным осадком. Тяжело не терять что-либо, а испытывать разочарование в людях. Я давно утвердился в мысли, что подобного не может со мной произойти, так как езжу много, и почти все встречаемые люди наоборот стараются оказать любую помощь. За исключением недоразумений. Но тут, видимо, произошло что-то совсем исключительное, что может случиться с каждым, а вовсе не оттого, что я подвергаю себя чрезмерному риску.
Забегая вперёд, скажу, что история с вымогательством закончилась благополучно на следующий день. Свои деньги я получил назад. А впереди меня ждал прекрасный Кульдур.

Комментариев нет:

Отправить комментарий