среда, 1 ноября 2017 г.

Санболи

Начинаю новый цикл рассказов о концертных поездках. 18 октября состоялся концерт в посёлке Санболи, который находится на ж. д. ветке между Хабаровском и Комсомольском-на-Амуре недалеко от станции Литовко. В посёлке Литовко я выступал этой весной. Литовко, Санболи и ещё несколько маленьких станций образуют единую дорожную систему и отрезаны от внешних дорог. Доехать можно по зимнику, либо по новой трассе, которую выстроили нефтяники со стороны Тунгуски. Через Тунгуску работает паромная переправа нефтяников, и они также стали переправлять легковые авто частников. Но торгашам на грузовиках отказывают. Здешняя жизнь, как и почти во всех деревнях - одно выживание. Шофёр, подвозивший меня от поезда до Дома Культуры, поведал разные подробности, сказал, что молодёжь поумнее вся уехала в город, а молодёжь "такая" - на содержании у стариков. Рожают, чтобы детские получать. Издевательство над народом. В основном живут одни старики. И всё в таком духе.
Описывая деревни, картина предстаёт почти везде одна и та же: разруха, нищета, неустроенность, безработица, алкоголизм и пьянство, падение населения, падение культуры. Матерщина по любому поводу. Все эти признаки можно подразумевать под определением "деревня обыкновенная". В дальнейшем, чтобы не описывать одно и то же, буду ограничиваться таким определением.
Концерт проходил в местном ДК. Наученный опытом прошлых выступлений, стал применять собственную тактику. Пора уже проводить платные концерты, и на сегодня условия делаю такие: вход 100 р., детям и школьникам - бесплатно. Платный вход по прежнему остаётся мешающим фактором в организации концертов. Но так как дети часто с удовольствием на них ходят, и если не создавать для них препятствий, то детей может набиваться полный зал. Поэтому решено сделать льготную категорию зрителей. В таком случае можно подключать школы в помощь проведения анонса. Когда веду переговоры с каким-нибудь селом, то звоню всегда не только в ДК, но и в местную школу накануне, чтобы всем учащимся объявили о бесплатном концерте. Ещё ни один директор школы не отказал. Когда составляется большой концертный график, набирается приличная база телефонов. Сложного ничего нет - вся информация есть в интернете.
Людей в этот раз набралось человек 30-40, хотя в кромешной темноте почти никого не было видно. Льготников было примерно половина. Проектор был слабоват, сбоку светил простой фонарик - вот всё освещение. Но атмосфера была. Хождения и разговоры сильно мешали. Многие ушли с первых песен. Уходили, приходили. Курили на крыльце. Поведение в зале - показатель культуры людей. Концерт был сокращённый и длился порядка часа, 15 мин. Осталось в конце человек 10, если не меньше. Но судя по тёплым словам, этим людям очень понравилось. В основном пожилые женщины и несколько школьниц. "А у нас деревня - одни бабки. И надо что-нибудь повеселее, чтобы сразу в пляс. Трудные песни. Но ты продолжай писать, не останавливайся." Людям надо чего более понятное. Также не против чёрного юмора. В этот раз я включил в программу ласкового палача. В целом результат средний. Запомнилась одна пожилая женщина. Иногда бывает такое чувство, что давно знаешь человека, как только его увидел. Только она вошла - как будто вспомнил, хотя, конечно, не мог её знать никак. И ей понравилось больше всего. Сказала, что сама она из музыкальной семьи, родственники её, дети, внуки тоже любят заниматься музыкой. Пожелала творческих успехов. Наверное, ради таких людей и проводятся концерты.
Уезжал из Санболи ночным поездом в половине второго ночи. Пешком до вокзала идти близко, но я не решался из-за кромешной темноты. Директор ДК предупредила насчёт отвязанных собак и незнакомых людей-нефтяников и позаботилась, чтобы за мной подъехал таксист. Ни собаки, ни подозрительные люди давно уже не создают мне препятствий, но заблудиться ночью в незнакомом посёлке, для которого ещё не сделали нормальной электронной карты, представляет для меня более серьёзный риск. Опоздание на поезд в этом населённом пункте грозит срывом следующего концерта. Водитель на старой советской машине благополучно довёз по объездной дороге и проследил, чтобы я нормально загрузился в вагон. Хорошо, что не пошёл пешком - пришлось бы каким-то образом пересекать пути, на которых стоял товарный поезд.
Ехать до посёлка Известковый предстояло чуть менее четырёх часов. Спал урывками. Подсела одна женщина. Разговорились. Точнее она разговорилась. Иногда так бывает, что незнакомый человек начинает рассказывать тебе всю свою жизнь. Твоя задача - сидеть и слушать. Наталья, 50 лет, живёт в Санболи, полукровная нанайка, занимается ловлей рыбы, создала небольшую рыбацкую общину, которую назвала именем покойной матери. Очень любила маму. Звали её Боби Занзулина Киле. 1930 г. р. Всю жизнь мама вкалывала. Ещё во время войны тяжело трудилась подростком на лове рыбы в Джуене, которую обязывали сдавать в колхоз. Колхоз находился в Ачане, и всю пойманную рыбу они гребли туда на оморочках по нескольку десятков км. Жизнь была очень тяжёлая. Родила и воспитала шестерых детей. Наталью родила последней в 42 года. Наталья сама очень открытый человек - родители приучили её никогда не врать.
Похоронила маму в прошлом году. "Божий одуванчик," - называет её Наталья. Никогда никому ничего худого не делала, никому не сказала плохого слова. Не стало родного человека, и появилось чувство, что сильно не хватает её доброты и тепла. Вспоминает, и глаза на мокром месте. Хотя Наталья не теряет самообладания и держится хорошо.
Жили они в Джуене, Литовко, Самболи. Отец перебирался, где заработки получше, потом перевозил всю семью. Мама всю жизнь дояркой проработала, 50 лет протарабанила на государство, а получала пенсию по минималке ("как бомжиха" - со слов Натальи). Работала и на пенсии: "А что? Пенсия ж маленькая." Только в последние годы Наталья узнала, что есть ветеранские надбавки, ходила, собирала справки, что мама прошла трудовой фронт - за это к пенсии прибавили 2 рубля(!). Обидно было очень - есть за что обозлиться на государство. Потом после всех хлопот последние 6 лет мама получала ветеранские 20 тыс. р. (После 80 лет.) Хотя при Путине ветеранам лучше стало, чем тогда - сообщает Наталья.
Приезжали иностранцы в Джуен, собиратели нанайского фольклора. Для них представляла ценность старожилка, рыбалка. Но Боби Занзулина уже ничего толком не помнила. Поздно спохватились.
Хороший человек незаметен. Такого человека начинают ценить, когда он уходит. Мама умерла в 86 лет. На похоронах в Джуене собрались более 40 потомков Боби Занзулины. Всего потомков у неё со всеми правнуками - 53 человека. Но в последние месяцы её почти не навещал никто, кроме Натальи. Хорошие люди никогда не жалуются на несправедливость по отношению к ним. Если кто-то обманывал Боби Занзулину: "Да брось, Наташка! Бог с ними. Пускай им будет хорошо."
Много другого рассказывала Наталья о своей жизни, показывала фото своих рыбачков, детей, внуков, хозяйство. Живут у неё 2 пса, чёрный и бело-рыжий, с именами Обама и Трамп. Кота зовут Кошмар. Не унывает. Надо ей было подарить диск!

Комментариев нет:

Отправить комментарий