среда, 25 августа 2021 г.

Трепанация российского протеста, часть 4

Бессрочная тяжба на измор

Всё началось с того, когда строительство на Шиесе заметили. Заметили, и ладно. Стали наблюдать. Но Шиес бы не полыхнул, если бы губернатор области не допустил неосторожность, ляпнув слово "шелупонь" во время какого-то диалога. Слово оказалось спичкой, брошенной в стог сена. Ему припомнили всё. С народом надо аккуратно и дипломатично.

Людей изначально возмутил не столько сам объект, а разные неправды вокруг его строительства. Значит, дело нечисто. С мнением народа не посчитались, а теперь ещё не дают выражать несогласие разными административными мерами - главным образом штрафами.

И потянулась бессрочная тяжба на измор. Не отстояли бы Шиес в судебном порядке, если бы проблема не вышла на международный уровень. Серьёзное основание было - под угрозу экологической катастрофы попадают страны возле Баренцева моря. Пришлось президенту сказать своё слово - мусорную реформу надо проводить не абы как, а с учётом интересов населения. И это определило во многом судьбу Шиеса.

Если отвлечься от данного протеста к причинам мусорного кризиса, то ситуация предстаёт почти тупиковой в нынешних реалиях страны, и кроме как менять сознание общества и механизмы управленческих институтов, иначе данную проблему не решить. В России мусор в основном захоранивают, не сортируя. Европа давно отошла от такого метода утилизации - там половина идёт в переработку, а вторую половину сжигают. Самые передовые страны избавились от мусорных полигонов, но мы к этому придём ещё не скоро.

Как бы ни ратовали за раздельный сбор и переработку, всё равно немалая часть отходов не подлежит вторичному циклу. Самый высокий показатель по переработке в Германии - более 60% отходов идёт в переработку. Но остальное всё равно надо куда-то девать.

Даже на самых передовых европейских мусоросжигательных заводах с многоступенчатыми системами фильтрации есть выбросы. А та зола, которая остаётся после сжигания, по классу опасности ещё выше, чем то, чем она была раньше. В Европе ищут пути решения этой проблемы. Отказываться от заводов? Захоранивать негде. Видимо, будут продвигать новые технологии - как вариант рассматривают способ плазменной утилизации отходов. Но это всё требует времени, вложения средств на развитие и внедрение новых технологий.

Те мусоросжигательные заводы, которые сейчас начали строить в России по европейским технологиям, оснащены системами фильтрации с вдвое меньшим числом фильтров, чем на современных заводах в Европе. Скорое время покажет, как будут обстоять дела с проблемой загрязнения, но в российских реалиях, считают некоторые эксперты, практичнее и безопаснее захоранивать, чем сжигать. А это значит, свалкам быть! Приехали.

Есть, от чего возмущаться. Эту тему уже запросто не замять - кактус в мешке созрел и пророс. Требуют ответа у властей. А какой может быть ответ? Мусорная реформа уже в действии. Цель - ликвидировать все полигоны. Но это в перспективе, пока не изобрели мусорного аннигилятора. А пока надо строить новые современные "технопарки", чтобы как-то справляться с объёмами отходов, которых меньше не становится, и при этом чтобы они меньше отравляли окружающую среду. Не поспоришь.

А почему место выбрали? А где ещё? Под Москвой уже нет места. А что регион другой, так почему должны спрашивать? Архангельская область уж не суверенное государство ли? Но вот с болотом просчитались. Даже компактная технология захоронения, соответствующая современным требованиям, с прослойкой изоляции от грунтовых вод не внушает спокойствия - слишком велики риски, если где-то случится прореха. И слишком проклят тот чиновник, давший добро на всё, чтобы ожидать безупречного исполнения поставленной задачи!

Теперь уже поздно объяснять, что технология безопасна. Неправды случились, давление и штрафы последовали, оскорбление критиков произошло. И скоро год, как не уступает одна сторона другой, смотрят с недоверием и презрением друг на друга, иногда цапаясь где-то там, на болотах.



Комментариев нет:

Отправить комментарий