среда, 25 августа 2021 г.

Трепанация российского протеста, часть 5

Ящичек закрой

Я перехватил угощений из обильных запасов лагеря и пошёл готовиться к выступлению. Надо приступать к своему делу. Не всё ж одну политику пережёвывать целыми днями - надо и о более высоких, вечных предметах потолковать языком творчества.

Мой выход на сцену назначен на вторую половину дня, но пока я решил воспользоваться затишьем в музыке, взял гитару и присел на лавочке в компании. Добирался с трудом - так играть же! Здесь начну, а на сцене продолжу.

Чего-то народ какой-то беспокойный и озабоченный. Я начал играть одну за одной песни, но внимание и реакции были какими-то отсутствующими. Я ничего понять не мог, поскольку на бессрочке в Северодвинске был контакт, а тут всё так происходило, будто я пытаюсь сбацать в переходе прохожим, спешащим на работу. Нахлобученное выражение лиц не менялось. Точно поминки! Или мы не рады, что теперь здесь все "объединивШИЕСя"? В чём дело?

Подошёл человек, в паузе между песнями склонился над моим ухом и ласково сказал: "Ящичек закрой, пожалуйста. Здесь порядок такой, что все участвуют в этом добровольно и сами несут все расходы."

Негласный закон Шиеса до сих пор мне непонятен. На "ЭкоБессрочке" было можно собирать добровольные пожертвования, и бессрочники Северодвинска охотно делились с гостем из Хабаровска, но на Шиесе такое уже нельзя - дурной тон, оказывается, открыть гитарный футляр с надписью "Пожертвования". Впервые вообще с этим сталкиваюсь.

Мне несложно закрыть свой чёрный ящик, но меня возмутило другое. Даже больше - оскорбило до того, что захотелось немедленно собраться и уехать, забыть этот Шиес! Но мой поезд только завтра.

Он больше ничего не сказал. И никто больше ничего не сказал. Только что звучали эксклюзивные песни нанайского народа, другие собственные сочинения - как об стенку! У них голова напрочь что ли забита московским мусором?

До меня скоро дошло, почему такая реакция. Основная причина - сельский контингент. Множество сёл и городов этой области и соседних регионов я объехал ещё полгода назад. Выступал и в Мадмасе - ближайший к Шиесу посёлок. Концерты в большинстве проходили с низкими результатами. Если подростки в зале, то это шум и хиханьки. Взрослые - молча и явно с одолжением для выступающего, будто их нарочно отвлекают от телевизора или готовки ужина. Ни обсуждений, ни вопросов сколь-нибудь рассудительных и интересных. Если что-то спрашивают, то всё одно и то же. Складывается ощущение, что пришедшие на концерт вообще одинаково мыслят. Вроде разные люди, но как будто всё серая масса. И уж точно никакого последующего общения, никакой дружбы, никакого полёта совместного.

Как же я устал! И писать про это устал. Вот они все на Шиесе теперь. Чего удивляться? Это народ. И сейчас его волнуют его права. Они ждут, чтобы я их поддержал. Надо было написать песню: "Орлов, за шелупонь ответишь!" Добавить к этому песен Любэ, и всё - звезда Шиеса!

Я ещё надеялся, что связанная с мусорным кризисом и всеми этими событиями возмутительное положение способно в них пробудить что-то, появится какая-то тяга к вещам выше повседневных... Как это бывает иногда с некоторыми, кто угодил в места не столь отдалённые, - начинают изучать философию, духовные учения, вопросы мироустройства, много всего читают. Но - увы! Как их волновала политика, так и сейчас за посменной трапезой в походной столовой всё те же разговоры, которых стало ещё больше - всё о мифических виноватых, на кого не грех адресовать праведный народный гнев.

Пошёл ставить палатку с человеком, который приехал с Княжпогоста.

- Сам откуда?

- Из Хабаровска.

Немногословный разговор. Мой собеседник, приятный дядька, всё считал, что у меня тут должны брать автографы. Со знанием дела он ставил советскую палатку, а меня заедала тоска, которой было не с кем поделиться. Мне вырисовывалась безнадёжная картина, как всё это болото. К слову, по осени я не мог достучаться до города Емвы на станции Княжпогост - не шибко нужен там концерт. И много таких мест, куда я замучился звонить и писать. Пытаются спасать и тянуть всю эту дремучесть только редкие энтузиасты. Вот и сейчас выпала им доля с кучей новых проблем из болота тащить бегемота.

Здесь есть штабная палатка, где сидят активисты и самые люди в теме. У них я узнал смысл этого большого собрания. Проблем в округе накопилось. После мусорного митинга хотят заняться проблемой вырубки лесов.

Но сомневаюсь, что большую часть людей пронимает до глубины сердца именно это - особенно разных любопытных и тусовщиков. А коли сюда столько народу приехало, есть хорошая возможность их ввести в курс дела.

Остальные - группа поддержки, которая понадобится завтра для обращения к правительству. Надо показать, что нас много. Независимо от того, кто как считает, обращение будет коллективным. Дух единства уже вкусили - штука сильная. Воодушевляет. "Пока мы едины - мы непобедимы!" - лозунг.

А что тут ещё делать, кроме как своим наличием повышать численность? Это даже непривычно целыми днями сидеть на болоте. В городе можно сходить куда-то, а тут даже интернета и связи толком нет. Только общаться с другими митингующими. О чём? О жизни осточертевшей?

Поэтому без музыки тут никак. Музыканты приезжают регулярно на болотный фест. Я успел прослушать молодца с балалайкой, который неплохо наяривал каверы Чижа и Растеряева - такой зайдёт здесь.

Но я так и не ощутил тут для себя пользы в коротании времени. Бывал я на слётах путешественников, куда съезжаются самые разные люди и делятся своим уникальным опытом, рассказывают о разных странах, где побывали, и многое другое, намечают что-то совместное. А до этого активно ездил на дальневосточные слёты старославянской традиции, где участники поднимали темы жизни в экопоселениях, духовного возрождения, обсуждались духовные практики и здоровый образ жизни. А тут вроде с Шиесом всё ясно. Уж не собираются ли они тут целыми днями говорить о том, какая плохая свалка? Это скучно в конце концов.

В общем, я переоделся в концертную одежду и пошёл на сцену. Мелкий дождь периодически накрапывал. Свой микшерский пульт я зачехлял в мусорные пакеты. Музыкальный сейшн продолжался в перерывах между поливами. Я играл меньше часа, пока опять не закапало. Сцена условная: ни крыши, ни подмостков, колонки на голой земле.

Реакция казалась вообще нулевая, а суета не прекращалась. В последнее время такое сразу чувствуется ещё до начала выступления - слушать не будут, и не хочется даже начинать. Но что ещё делать, если приехал? Потом, конечно, благодарили, когда уезжал на следующий день - активистка, которая с нами ехала, ещё ребята из Питера. Остальные что? Погрязли по самые…

Сам погряз тоже - промочился, измазался. Стираться негде. Скоро начну разделять народное негодование: "Прекращайте стройку! Надоело уже торчать на этом болоте!"



Комментариев нет:

Отправить комментарий