понедельник, 14 января 2019 г.

Берёзовый (Солнечный район, Хабаровский край), часть 2

В посёлке Берёзовый находится женский психоневрологический интернат. В нём сейчас проживает героиня фильма "Как хорошо на свете жить" Саша Тихонова. У меня было достаточно времени перед автобусом, чтобы успеть посетить интернат, навестить свою знакомую. Связь с ней потерялась. Особенность её телефона в том, что при отрицательном балансе не проходили входящие звонки.
Уже несколько месяцев ей не мог позвонить её старый друг, с которым они росли вместе с малых лет. Их судьба разбросала по разным интернатам на расстояние свыше 600 км.
Уж коли я здесь оказался, и у меня есть в распоряжении несколько часов, то почему бы не съездить? Мне вызвали такси, и я выехал до интерната, который находится в стороне от посёлка на лесной сопке. По дороге спросил таксиста, как в целом жизнь в посёлке. Он ответил, что как и везде. Зависит от человека: кто работает - у того всё нормально, кто квасит - с тем всё понятно. Берёзовый в целом производит хорошее впечатление, только дороги здесь плохие.
Саше Тихоновой 18 лет. Она новенькая в этом интернате. Не известно, куда именно её поселили. Известно только имя человека. Интернат состоит из старого и нового корпусов. Всех новеньких размещают в новом корпусе.
Сплошной железный забор. Ворота открыты. На проходной никого. Я спокойно вошёл, встретил во дворе местную жительницу, спросил у неё про Сашу - та проводила меня в нужное место.
На лестничной клетке собрались местные женщины. У каждой своя печать на лице. Их всех объединяет психическое расстройство, но у каждой из них оно своё. Если взять здоровых людей, то они сильно не выделяются относительно друг друга, поскольку норма здоровья в целом одна. А вот нездоровые отклонения бывают самые разные, поэтому каждый житель интерната - оригинал. У кого-то выраженное слабоумие, кто-то ходит с отвисшей губой, кто-то на костылях, кого-то катят на коляске, кто-то кривой, кто-то косой. Судьба наградила индивидуальным клеймом каждого несчастного, кому прописано жить до конца жизни в резервации.
Но так нельзя сказать про Сашу Тихонову. Она всегда производила впечатление нормального человека. Никаких признаков умственной задержки. Замкнутый характер - и только. Асоциальность? Поживи в четырёх стенах! Почему она в закрытом интернате, мне непонятно до сих пор.
Её тянули на комиссии, но по каким-то критериям она не прошла. Её не признали дееспособной и после детского интерната перевели во взрослый, как это обычно делают почти со всеми воспитанниками подобных учреждений.
В разных местах эта ситуация разная. Где-то с особенными детьми занимаются с раннего детства и вытягивают на дееспособность. А где-то даже относительно здоровыми не занимаются. Друга детства Саши Тихоновой не научили даже читать, хотя он производит впечатление вполне разумного. Сама Саша владеет грамотой на сносном уровне деревенской школьницы, спокойно переписывается по whatsapp, хотя в школу вообще не ходила.
Сашу позвали:
- К тебе пришли!
- О, привет!
Поздоровалась со мной так, словно мне ничего не стоило завернуть к ней в Солнечный район Хабаровского края. Саша совсем не разбирается в жизни и ни видит себя кем-то в дальнейшем. Её просто этому не учили. На вопрос, кем она хочет быть, отвечает уклончиво, чтобы отстали: "Парикмахером!"
Нас провели в комнату для свиданий. Я сделал несколько её фотографий, чтобы отправить потом людям, которые не равнодушны к судьбе героев фильма. Среди таких людей есть и художники, которые заочно рисовали Сашу.
Саша попала в детский интернат в маленьком возрасте, когда её родителей лишили родительских прав. Тогда она подружилась с Андреем, колясочником, страдающим ДЦП, главным героем фильма. Они были неразлучны с малых лет, пока ему не исполнилось 18. Андрея перевели во взрослый психоневрологический интернат под Хабаровском. Тогда они ещё могли изредка видеться благодаря хлопотам друзей. Через полтора года Сашу отправили к чёрту на рога, где она ещё и осталась без связи.
Директор детского интерната ничего не смог с этим поделать - он любил Сашу и Андрея, как своих детей. Он надеялся, что Сашу признают дееспособной, и она, выйдя на свободу, возьмёт над Андреем опекунство, но комиссия распорядилась иначе.
О чём с ней поговорить, я не мог сообразить:
- Как у тебя здесь дела?
- Нормально.
- Нравится тут?
- Да.
- Чем занимаешься?
- На кухне помогаю.
Я набрал телефон Андрея. Пусть лучше он с ней поговорит:
- Привет, Андрей. Сегодня будет для тебя сюрприз. Угадай какой.
- ???
Я передал трубку Саше, и они проговорили минут 15. Потом я взял трубку, и Андрей спросил у меня, возможно ли сделать так, чтобы его привезли в гости к Саше. Он тоже не осознаёт дистанцию, сопоставимую с расстоянием от Москвы до Питера. Но даже не расстояние главная проблема. И не самая трудность найти желающего человека, согласного потратить личное время и бензин на поездку в тьмутаракань на север. Андрея просто не отпустят из интерната. Даже съездить в храм или монастырь настоящая проблема для него - нет разрешения руководства учреждения. С этой стеной бились долго его друзья, но благодаря фильму ситуацию выправили, нашлись люди, которые стали хлопотать и добились того, чтобы Андрея стали выпускать хотя бы раз в неделю. Но о такой дальней поездке в настоящий момент даже нет речи.
Остальное время я показывал Саше вторую серию фильма на своём телефоне. Нас прервали под самый конец. Зашла сотрудница в белом халате и передала нам, что звонила директор и потребовала прекратить встречу. Я посторонний человек и не согласовал свой визит с администрацией интерната. Как вообще прошёл на территорию? Меня никто и не задерживал. Охраны не было на месте.
- Да мы почти закончили. Можно мы во дворе попрощаемся?
- Во дворе - пожалуйста.
Во дворе досмотрели последние 5 минут, я отдал ей пакет с угощеньями, который собрали прихожане у отца Николая, сделал последнее фото, попрощался и вышел. У ворот меня уже ждал таксист. Чудом состоялась встреча, которая уложилась с точностью до минуты.
В закрытых учреждениях всегда всё строго. Даже если ты являешься другом кому-то, тебе могут отказать в свидании. В посёлок выпускают только в сопровождении родственника. Но родственники Сашу не навещают. Известно только, что они живут в Комсомольске-на-Амуре, у Саши есть три брата. На меня сперва подумали, что я прихожусь ей братом.
Один раз только мать Саши вспомнила про свою дочь, когда той исполнилось 18. Она позвонила в детский интернат, но директор сразу разгадал корыстный мотив. Не будет он хлопотать, чтобы Сашу вернули к матери-алкоголичке, и ответил ей в категоричной форме. У выпускника интерната на личном счету скапливаются немалые сбережения, которые родственник просто пропьёт, если его назначат опекуном.
Я коротко рассказал про эту встречу в одном из выпусков видеоблога. Это имело последствия. Одна пенсионерка из Хабаровска попросила денег у друзей, чтобы съездить к Саше Тихоновой. Поехала, встретилась, пообщалась с ней, узнала, какие у неё проблемы, передала ей передачи. Оказалось, что у Саши ничего нет своего, даже одежды. Саша стесняется кого-то просить, писать заявления, чтобы ей купили то и это на её же деньги. Решили проблему со связью. Был случай, когда у неё украли сим-карту. Одна жительница посёлка, через которую теперь помогают Саше, купила ей новую. Из других городов готовы передать ей одежду. А кто-то иногда просто звонит, общается и кладёт деньги на баланс. В общем, Саша уже не одна, больше не отвергнута обществом. Сколько ещё таких, как она?
Я потратил пару часов своей жизни на этот визит. Подобной реакции не ожидал. Фактически, ничего даже не сделал - просто рассказал про человека. Потом я уехал по своим гастрольным делам дальше, лез из шкуры в отдалённых селениях, и только одному Богу ведомо, что было действительно важно во всей этой многодневной поездке с непонятными целями.

Комментариев нет:

Отправить комментарий