понедельник, 14 января 2019 г.

Москва, впечатления после расставания, часть 5

Если человек перебрался в Москву, жди от него непредсказуемых выходок. А если коренной москвич надолго покидает родной город, проводит время в глубинках, много путешествует, то у него проходит взвинченность и столичная заносчивость. Он становится вполне открытым, приятным, спокойным и простым человеком. Только наличие характерного акцента выдаёт московское происхождение. Москва самим своим местом делает человека слегка неадекватным. Но стоит выехать за её пределы, словно сойти с раскалённой сковородки, и голова встаёт на место.
"Здесь такие злые люди!" - сообщал один школьник, который переехал со своими родителями с Камчатки в Москву. А кто-то наоборот сожалел, почему не перебрался в этот город раньше. Столица России - место высокого напряжения. Здесь одни люди горят, а другие перегорают. Здесь грубость на дорогах (кстати, в метро не замечал грубости). Здесь можно хорошо реализовать себя, но постоянно жить трудно.
Проживая в столице, человек получает ко всему доступ. У него складывается обо всём своё мнение, хотя подчас поверхностное. Здесь можно всё увидеть, ко всему прикоснуться, но погрузиться сразу во всё невозможно. Доступность всего мыслимого от шедевров мирового искусства до самой низкой распущенности - выбор за человеком. Однако не место сделает человека лучше, хотя многие от вседоступности начинают расти в своих глазах, начинают раздавать непрошеные советы и легко судить обо всём на свете, демонстрируя видимую осведомлённость, но часто некомпетентность. Если человек от всего этого становится разбалованным, то он стоит на месте и не развивается, несмотря на весь спектр возможностей этого города.
Концерт в Москве вышел незапланированный. Я собирался посвятить 4 московских дня завершению подготовки к гастрольному выезду, но неожиданно получил предложение выступить. Точнее, я сам писал администратору московского клуба рассмотреть возможность проведения концерта где-нибудь в январе, когда буду двигаться обратно, и не ожидал, что мне предложат провести концерт так скоро.
Новая программа была сырая, но если выдаётся такая возможность, надо делать концерт. Задача очень непростая, если учитывать, что в Москве ежедневно проводятся 200 различных мероприятий. В клубе регулярно бывают свои постояльцы - можно рассчитывать на них. Со своей стороны я могу попытаться собрать дальневосточную диаспору: известное дело, в Москве живёт пол Хабаровска.
Если в каком-нибудь более-менее приличном городе собирается своя публика, то обычно слушают хорошо. В упадочных населённых пунктах зависит от настроения людей, но чаще всего как об стенку горох. Что получится с Москвой?
Клуб находится в подвальном помещении жилого дома. Пройдя в зал для мероприятий, я подумал, что здесь бы никогда не стал проводить свои выступления, ибо он заставлен картинами в авангардном стиле с одними голыми бабами. Здесь же у местных сотрудников малые дети туда-сюда бегают, и вроде как такая обстановка у них даже не вызывает вопросов. Москвичи - самый удивительный народ в этой стране в том смысле, что им можно удивляться, но сами они уже не удивляются ничему. Ничему не удивляться, ничего не хотеть и ни к чему не стремиться - если когда-нибудь я доживу до такого состояния, то можно будет ставить крест на занятии творчеством.
Характер москвичей выражает сытость и голод одновременно. Это искушённые во многом люди, которые не могут получить самого главного. Успех у такой публики возможен в том случае, если суметь им дать самое главное.
Звук кое-как отстроили из того, что у них было. Конечно, если бы я притащил всё своё, то звук был бы получше. Но поскольку двигаться по Москве не пару шагов пройти с грузом, поэтому взял только самое необходимое. Несмотря на широкий анонс в интернете, пришли зрители только из завсегдатаев клуба. Хабаровчан было всего двое моих знакомых - в основном только они проявили интерес к музыке. Вся остальная публика, которая подходила с опозданием, мне показалась совсем неживой.
Аудитория была старшего возраста. Я сталкивался с безразличием, когда раньше пробовал выступать в ночных клубах, некоторых антикафе, где много посторонних посетителей. Обычно в таких заведениях всегда очень шумно и заинтересовать возможно буквально единицы людей. Все остальные пришли расслабиться и пообщаться меж собой. Те, которые сидят, слушают, обычно настроены внимательно и серьёзно. По остальным судить сложно, так как культуры слушания нет. Но в конце бывает, подходят, говорят слова благодарности. Даже иногда лезут в групповое фото, хотя больше всех шумели.
Зрители сидели тихо, но скоро все местные завсегдатаи один за одним переползли из зала в свой закуток поговорить друг с другом. Им оттуда было всё прекрасно слышно - они предпочитали слушать так. Остались в зале только мои друзья-дальневосточники. Когда я закончил, начались вопросы. Такое чувство, что людям было интересно не творчество исполнителя, а пообщаться с чудом в перьях из Хабаровска. Так иногда бывает. Я так и не понял, как они отнеслись к музыке. Из зала ушли, но в закутке потом слушали, когда я включал на телефоне. Здесь больше любят общаться за чаем, чем сидеть и слушать кого-то со сцены. В конце посоветовали обратиться в два других клуба, где такую музыку больше любят.
В целом у московской публики читалась какая-то озабоченность на лицах. Они практически не включались в концерт, каждый думал о чём-то своём. Если у человека забита голова, то ему сложно переключиться на что-то ещё. В таком состоянии, кажется, человек перестаёт воспринимать что либо вообще. Подобную загруженность обычно испытывает студент на сессии.
Результат неясный для меня. Вышел ли какой толк из выступления, но обратной связи практически не было, кроме реакции администратора клуба - она снимала небольшой репортаж после концерта, где я отвечал на вопросы. Знакомая хабаровчанка, которая была на концерте; потом подготовила статью про мои путешествия. Да и сам анонс ещё до самого концерта привлёк внимание людей из другого города - меня позвали выступить в Казань.
Успешность концерта наполовину зависит от способности зрителя воспринимать музыку, которая звучит со сцены. Если зритель внутренне не готов, то старания музыканта могут оказаться тщетными. Искать целевую аудиторию подчас очень непросто, поэтому многие это делают наудачу, играя просто на улицах. Стрит - это возможность привлечь из случайной массы людей тех, кто способен воспринимать вашу музыку.
Среди стритующих музыкантов встречаются исполнители высокого уровня, исполняющие сложные классические произведения. Быть может, нелёгкая жизнь их вытолкнула на улицу? Если в залы Филармонии нет очередей, то музыканту остаётся самому выходить к людям.
В метро и переходах я видел стритующих музыкантов самых разных, всех возрастов. Группы и одиночки. Поющие под минус и полностью живьём. Классика, западный поп, акустика и прочее. Встречались экзотические музыкальные инструменты. Наибольшим вниманием и спросом пользовалась лёгкая молодёжная музыка.
Метро - злачное место для подобного рода деятельности, приемлемое по температурным условиям круглый год, но заниматься этим делом в нынешнее время возможно только с разрешения руководства метрополитена. Раз в год проходит прослушивание кандидатов. За каждым музыкантом или коллективом отводится определённое место и время для стрита. Встречаются и нелегалы, но стражи правопорядка внимательно следят и чуть что могут вежливо попросить.
Выезжая из Москвы в Вологду, я наблюдал на Ярославском вокзале одного пожилого музыканта. В зале ожидания установлен настоящий рояль. Время от времени за него садился он и играл музыку, которая вошла в историю музыки. Это не было стритом для наживы, потому что коробки для сбора денег рядом не было. Может, руководство железной дороги ввело ещё одну вакансию, и этот музыкант просто делает свою работу? Не сильно важно. Если такая музыка звучит, значит это кому-то нужно.
Поминутно закрывая глаза, спокойно нажимая пальцами по клавиатуре, увлечённый пианист со знанием дела воспроизводил гармонии, которые на фоне разговоров сразу узнавались и обращали внимание людей. Ему аплодировали после каждой композиции, и он продолжал делать своё дело. Лицо музыканта было спокойным, эмоции возникали едва полунамёком вслед за музыкальными фразами. Руки двигались как бы сами по себе, а он сам словно плыл отдельно от своих рук. Таким образом живая музыка вела повествование и как живая вода точила камень сердец. На вокзале редко посещают высокие мысли - это место волнений и суеты. Классическая музыка возникала неожиданно и напоминала всем, что суета ничтожна.
Мне скоро надо было садиться на поезд, и я успел поблагодарить его. Вообще, к стритующим музыкантам я предельно чёрств, практически не слушаю и никогда не бросаю им денег. Но здесь на Ярославском вокзале был совсем не тот случай.
Я покидал Москву с тёплым чувством. Несмотря на трудности жизни в этом городе, там для любого найдётся ниша. И любое место достойно, даже в переходе или на улице.


Комментариев нет:

Отправить комментарий