четверг, 21 июля 2022 г.

Страннюки в электричке

Писать про пьяных и убогих - сомнительная тематика. Но почему-то всегда имеет повышенный интерес у читателей. Ну, держите ещё одну историю. 

В сентябре 2021 проходил Байкальский трезвый сход путешественников. После его завершения мы ехали в Иркутск на электричке со Слюдянки весёлой разношёрстной компанией: кто с Иркутска, кто с Шелехова, кто с Улан-Удэ, Хабаровска, Москвы, других городов. Настроение бодрое, хотелось побольше наговориться друг с другом и никуда не разъезжаться. 

Ничто не могло омрачить настроение единства и дружбы, которое складывается на таких слётах даже у самых скованных и некоммуникабельных людей. И даже не совсем адекватные соседи в вагоне электрички не испортят доброго настроя. О странных соседях пойдёт дальнейшая речь. 

Встретить где-то на улице пьяных поселковых колдырей или гопников с бритыми коцаными рылами становится всё более уникальным явлением. Но когда-то в постсоветское время 90-х они являли собой общественную прослойку довольно многочисленную и угрожающую. Вопрос с наездом от одного из этих "а ты чё такой?" сейчас прозвучит очень странно в более-менее приличном городе, потому что не такие как все теперь стали именно эти вопрошающие - колдыри. 

Наши соседи имели немного отталкивающую наружность, но в целом не представляли угрозы. Пришлось их немного потерпеть, хотя никто из наших не стал пересаживаться в другой конец вагона. Соседи были неказистого вида и невысокого роста. Всего трое: пожилая женщина и двое её сыновей возрастом 30-40 лет. 

Врубать музыку на телефоне в людном месте - дурной тон. Также дурной тон - разговоры на повышенных тонах. Проявление дурного тона часто признак алкогольного опьянения. Наши соседи ехали слегка поддатые, плохо укрывая початую полторашку пива от проводников. Таких давно стали гонять и высаживать, но скандал ещё только предстоял, а пока на странную троицу только косились соседи. 

Один наш спутник, молодой парень Паша 20-ти лет, решил с ними познакомиться. Он услышал музыку с телефона, которая его заинтересовала: 

- Здравствуйте. Хочу спросить у вас, что за музыка сейчас звучит. 

- Пива будешь? 

- Благодарю. Не пью. 

- Ну, чё, расскажи... Откуда, чем занимаешься? 

- Я с Канска. Мы едем с трезвого схода. 

- Я - Саша. А это мой брат Лёня. Он слепой. Не удивляйся. 

- А что у вас за трек играет? 

- Это "Prodigy". Лёня очень любит эту группу. Ещё у нас старший брат был. Он умер недавно. Это была его самая любимая группа. 

Лёня обращался особым образом с телефоном, поднося его вплотную. Видимо, один глаз у него что-то мог видеть. 

- А это наша мама Маргарита Ивановна. Едем с Байкала. 

- Мы очень редко выбираемся, - вставила Маргарита Ивановна - отдохнули сегодня. Чего, нам выпить нельзя? 

Паша ещё общался с ними некоторое время. Лёня фанател по западному рэпу и сообщал, что переписывается с "50 Cent" (который, по его словам, стал мэром Нью-Йорка), знает лично множество диджеев и слушает Радио Рекорд. 

Лёня даже продемонстрировал, как он может сбацать рэп. Он зачитал что-то из любимого трека, но настолько невнятно промямлил слова своим гнусавым голосом, что даже какой-нибудь носитель английского языка тут бы ничего не разобрал. Зато Лёня старательно копировал закидоны, понты и интонацию, как мог. 

Выяснив название трека, который они включали на телефоне в самом начале, Паша отсел от них. Ехать до Иркутска было ещё часа два как минимум. Дальнейшие события постепенно развивались по мере роста промилле алкоголя в крови. 

Длинноногая кондукторша несколько раз подходила к троице и делала им замечания. Они отвечали ей резко и с возмущением. Была предъявлена претензия насчёт маски, которую Лёня куда-то потерял. Хотя вся троица изначально была в защитных масках: коронавируса они опасались, но алкоголь посасывали, видимо, тоже для профилактики коронавируса. Истинная причина претензий от кондукторши, понятно, из-за алкоголя. 

Чем ближе мы подъезжали к Иркутску, тем плотнее набивалась электричка. Лёня захотел в туалет, и брат повёл его в другой конец состава. Путешественник Антон Кротов, который является главным идеологом трезвых сходов, шутливо поинтересовался, есть ли у кого треугольный ключ? Он предложил запереть межвагонную дверь, чтобы эти шумные "страннюки" не вернулись. 

Они вернулись через 15 минут. Число пассажиров к тому моменту удвоилось за счёт подсевшего отряда подростков в зелёном камуфляже и их вожатых. То были кадеты, также детский хор народных песен и ещё человек 90 из патриотической организации "Вымпел" с руководителями. Сидеть уже было негде, забит был тамбур, но к троице никто не подсаживался. Вовсю разгорался скандал. Кондукторша предъявляла: 

- Вы как себя ведёте? Вы же тут алкоголь распиваете! 

- А почему у вас полвагона без маски! Какие ещё к нам претензии?! - парировала Маргарита Ивановна. 

- А это вас не должно волновать! Сейчас вызову наряд. Сойдёте, как милые. 

Наряд вызывали. Подходили люди в форме. Начинались претензии, но никаких мер не принималось. Спасала виновников их упёртость и наглость с одной стороны, а с другой - убогость. Не станут же хватать за шкирку и спускать с лестницы слепого инвалида вместе с пенсионеркой. 

Смех и грех. Подростки в камуфляже проходили по составу. Очаг конфликта вызывал у них непроизвольный интерес. Чего это там ещё такое? Какая-то бабка во весь голос ругается нехорошими словами. 

- Чё смеёшься!? Ты над своей бабушкой так посмейся!!! 

От Маргариты Ивановны доставалось всем, начиная от кондукторши, заканчивая вожатыми: 

- Мрази!!! Таких же мразей растят!!! Кто вырастет потом из этих сосунков-уродов? Над бабушкой смеяться! Ни стыда, ни совести! 

Пока мама поддатых Саши с Лёней стыдила пассажиров, Лёня вскипал от гнева. С ними поочерёдно случалось то, что в психиатрии зовётся панической атакой. 

Лёню колотило и трясло, он пытался размахивать руками, но в это время Саша крепко обхватил его, понимая, видимо, что такое с братом случается не впервые: 

- Тихо, Лёня! Спокойно! Тихо! 

- Да я их!!! Я их сейчас всех порву!!! 

Выражения звучали покрепче. Слепой Лёня думал, что весь вагон ополчился против них и только осуждают, да насмехаются все до одного. Он был сильно обижен и готов был лезть в драку на первого попавшегося. Хотя не оказались бы они сейчас все втроём в центре внимания, если бы своим поведением не обращали внимания на себя. 

Кондукторша отходила по должностным обязанностям, но поскольку Лёня не замечал этого, его продолжало колотить. Он завывал, мычал и огрызался. Маргарита Ивановна сама была с переполненной чашей терпения: "Сиди спокойно!! Успокойся!! Сядь ровно!!" - раздражённым голосом, подстёгивая Лёню тем самым. 

Кондукторша вернулась, села напротив и стала снимать всё происходящее на камеру. Маргарита Ивановна затянула прежний спор, отвечая на вопрос, почему у них бутылка пива, встречным вопросом: почему полвагона без масок? Оскорбления летели в адрес кондукторши, на что она, сидя с камерой, реагировала невозмутимо: "Вообще супер. Давайте, давайте." 

Наш товарищ Паша пытался вклиниться в перепалку, но стать миротворцем ему не вышло. Его попросили не лезть не в своё дело. 

"У вас полвагона без маски! А если он умрёт от коронавируса - я вас всех потом!" - Маргарита Ивановна защищалась как могла. Вообще, все трое демонстрировали собачье поведение, проявляя шум и агрессию, если чувствовали что-то, что, как им казалось, представляло для них угрозу. Алкогольная деградация личности была налицо. А более всех Лёня походил на того, кто по причине алкогольной деменции в перспективе становится клиентом псих-интерната. 

Нажраться в публичном месте, чтобы потом оттуда с позором выгнали - своеобразный народный экстрим. Но для нашей троицы, видимо, это было делом вполне обычным. Поскольку, по их словам, они редко куда выходят, видимо, они на время забыли, что находятся не у себя дома. 

И всё же они были людьми. Таких мы можем нечасто встретить в приличных местах, как, к примеру, бездомных, инвалидов и уж тем более психически больных. Но такие где-то тихо существуют, сидя у себя в бараках, на теплотрассах и за железным забором интерната. Если такие появляются в общественных местах, их не очень жалуют, поэтому они редко показываются или вообще не выходят из своих убежищ. 

К поддатой троице проявили человеческий интерес несколько наших: Паша и ещё одна путешествующая дама. Так мы узнали, что Маргарита Ивановна, с её слов, проработала 40 лет медсестрой. Сейчас на пенсии работает на газоперерабатывающем предприятии (видимо, уборщицей). У неё всего 5 детей и 4 внука. 

Очень похоже на сельский тип, учитывая, в каком состоянии сейчас находится деревня. В основном там люди пьют, дети сидят на шее у родителей, а молодые родители существуют на материнский капитал. Очень много безработных в таких местах, очень много алкоголиков и пьяниц - это норма. 

Маргарита Ивановна всех вытягивает. Какие есть непутёвые, это всё её дети, и она будет нападать на всякого, кто станет их осуждать. 

Они сходили на пригородной станции. Лёня, шатаясь, шёл под руку с братом, держа другой рукой открытую полторашку пива. Обнялись с нашим товарищем: "Пока, Паша! Дай Бог тебе здоровья! А они все мрази и сволочи! Над бабушкой смеяться!"



Комментариев нет:

Отправить комментарий